Перейти к содержимому


Фотография

Разговоры о судебной власти и правосудии

суд правосудие судебная власть

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 96

#1 Не в сети   Иринка42

Иринка42

    Форт-Юст

  • Специалисты
  • PipPipPip
  • 30 145 Сообщений:
  • ГородНовосибирск

Написал 24 июн 2013 20:40

НЕЗАВИСИМЫЙ СУД

 

Миф: all you need is independent court, все, что нам нужно, – это независимый суд. Некоторые недавно договаривались до того, чтобы заменить политическую реформу судебной.

 

И здесь есть своя правда: хороший суд нам в самом деле необходим, причем, независимо от политической системы. Кто иначе будет разрешать наши споры и кто будет нас защищать?

 

Тогда – почему же миф?

 

Миф потому, что независмость суда не означает автоматом его хорошесть. Хорошесть – понятие гораздо более широкое, чем независимость.

 

Что включает в себя это понятие? Многое. Честность судей. Мудрость судей. Защищенность судей от сильных мира сего, заинтересованных в том или ином исходе дела. Доступность судебной процедуры: расходы на поиск правосудия, включая услуги адвокатов, должны быть неразорительны для семейного бюджета. Эффективность судебной защиты – процесс не должен растягиваться на долгие годы. А еще  - прозрачность судебных процедур и общественный контроль за деятельностью судей...

 

Позвольте, а где же среди этих требований независимость? А вот в том-то и дело, что просто независимости здесь нет вовсе. Она есть только как независимость от заитересованных в исходе дела. Но никак не как независимость от общественного контроля.

 

Без эффективного общественного контроля в той или иной форме мы просто создадим привилегированное сословье безответственных властителей, попасть в которое станет жизненной задачей далеко не самых лучших из наших граждан. А уж попав туда, они это теплое сословие не захотят покинуть ни за что и будут готовы для этого делать всё, что ни понадобится . Точно так, как это происходит сегодня.

 

Есть ли в какой-нибудь стране такая прекрасная судебная система? Нет. Такой прекрасной нет. Даже в странах с лучшими судами судебная процедура и дорогая, и долгая. И далеко не всегда беспристрастная, особенно когда речь идет о важных государственных решениях.  Во многих местах суды работают лучше, чем в России, но они нигде не идеальны.

 

Что это означает? Что, продумывая реорганизацию государства, необходимо особое внимание уделить судебной системе.

 

Но реформа одной только судебной системы невозможна. Самых умных и честных нельзя назначить судьями в государстве, где правят не умные и не честные.

 

Значит, без системы отбора умных и честных и выстраивания государственной пирамиды таким образом, чтобы обитатели ее верних этажей были честнее и умнее, а  еще добрее, а еще тоньше – в общем, чтобы они были личностно, духовно выше тех, кто занимает этажи пониже, нам не получить ни ту судебную систему, которую мы хотим, ни то государство, которое мы хотим.

 

http://echo.msk.ru/blog/russkiysvet_dot_narod_dot_ru/1096834-echo/?utm_source=twitterfeed&utm_medium=twitter


Личка закрыта! Все вопросы - на форум. Спасибо за понимание.

Impossible is not a fact. It's an opinion. Impossible is not a declaration. It's a dare. Impossible is temporary. Impossible is nothing.

 


#2 Не в сети   fort-yust

fort-yust

    Администратор

  • Администраторы
  • PipPipPip
  • 3 067 Сообщений:

Написал 24 июн 2013 20:56

Как судебная система может быть независимой, если целиком и полностью зависит от правительства? Одна из ветвей власти зависима от другой. Как при этом возможно беспристрастное рассмотрение исков в адрес государственной машины и её составляющих?

 

Думаю, вопросы риторические.



#3 Не в сети  АВТОР ТЕМЫ Иринка42

Иринка42

    Форт-Юст

  • Специалисты
  • PipPipPip
  • 30 145 Сообщений:
  • ГородНовосибирск

Написал 24 июн 2013 21:05

Это - правовая цель. Типа правового государства или вечного двигателя. С прокурорской властью ситуация еще интереснее. Поскольку я как раз исследованием прокуратуры в государственном механизме занималась, расскажу при случае. 


Личка закрыта! Все вопросы - на форум. Спасибо за понимание.

Impossible is not a fact. It's an opinion. Impossible is not a declaration. It's a dare. Impossible is temporary. Impossible is nothing.

 


#4 Не в сети  АВТОР ТЕМЫ Иринка42

Иринка42

    Форт-Юст

  • Специалисты
  • PipPipPip
  • 30 145 Сообщений:
  • ГородНовосибирск

Написал 26 июн 2013 01:20

Новая практика: граждане начали активно торопить судей и следователей, чтобы не затягивали дело. По данным Судебного департамента при Верховном суде России, за год было подано 1745 заявлений об ускорении судопроизводства.

Три года назад законодатели вложили особый - юридический - смысл в поговорку "время - деньги": был принят закон о компенсациях за волокиту. Если правды, да что там правды - просто решения своего вопроса, человеку приходится ждать слишком долго, казна ему за это заплатит.

 

Например, в Уфе пенсионерка Альбина В. получила 20 тысяч рублей за нерасторопность судей. Несколько лет назад ее побил сосед, она подала в суд. Обычное бытовое дело с юридической точки зрения не представляло никакой сложности, однако процесс тянулся более двух лет. В итоге казна компенсирует пенсионерке долгое ожидание.

 

В прошлом году же судами общей юрисдикции всего было присуждено более 12,6 миллиона рублей компенсации. Всего за год было рассмотрено почти 2,5 тысячи заявлений о присуждении компенсации, правда, в конечном счете суды приняли к производству лишь 493 заявления. Получается, четыре из пяти подобных просьб судьи сразу откладывают в сторону. Из рассмотренных дел удовлетворено было 237 заявлений о компенсации. В среднем получается что-то около 53 тысяч рублей за человека. Хотя выводить среднее арифметическое в данном случае дело неблагодарное, слишком различаются ситуации и суммы. Например, в Сибири в конце прошлого года бывший гендиректор одной из крупных компаний, попавший на несколько лет под каток следствия, лишившийся должности, но в итоге оправданный, отсудил у государства более миллиона рублей компенсации.

 

Когда закон только был принят, на одной из научных конференций, посвященных его применению, прозвучало сообщение, что в аппарате представителя РФ в Европейском суде по правам человека была разработана примерная шкала компенсаций: примерно два евро за день проволочки. Такие тарифы получили одобрение и в Европейском суде по правам человека.

 

Если проанализировать вынесенное решение, получается, что на такие тарифы примерно суды и ориентируются, плюс-минус зависит от конкретных обстоятельств дела. Но граждане, когда дело затягивается, не должны сидеть сложа руки, они имеют право поторапливать судей и следователей. Иначе могут возникнуть вопросы с компенсацией волокиты, мол, почему раньше тревогу не поднимали? Заявление об ускорении справедливости рассматривается председателем суда единолично в течение пяти дней. Вызывать участников процесса для этого не надо. Решение обжалованию не подлежит. Но, как разъяснили пленумы Верховного и Высшего арбитражного судов в своем совместном постановлении, отказы в ускорении не лишают человека права на обращение в суд за компенсацией.

 

Статистика показывает, что граждане начали активно пользоваться своим правом на ускорение. Как сказал "РГ" заслуженный юрист России, доктор юридических наук Иван Соловьев, сроки рассмотрения дел в судах зависят от многих факторов. "Например, сложности дела, неявки свидетелей, необходимости назначения дополнительных экспертиз и исследований, привлечения специалистов, болезней участников процесса, их же интересов по переносу заседаний и так далее", пояснил он. По его словам, поскольку правовая культура наших граждан и их правосознание за последнее время сделали значительные шаги вперед, неудивительно, что люди все более активно начинают пользоваться своими правами, в том числе на обращения об ускорении осуществления правосудия. Правда, здесь есть принципиальный момент: быстро - не всегда хорошо. Не случайно в законе говорится именно про разумные сроки (ударение на слове "разумные"), так что не надо ставить олимпийские рекорды в рассмотрении дел. "Тезис о том, что от быстроты страдает качество, никто не отменял, - говорит Иван Соловьев. - В связи с этим сама по себе система компенсаций за превышение разумных сроков рассмотрения дел вряд ли способна всерьез повлиять на улучшение именно качества правосудия, которое складывается из более глобальных аспектов (независимость суда, доступность правосудия и т.д.), нежели просто сроки рассмотрения дела".

 

Кстати

Пока не получила движения другая норма: государство вправе обращаться с регрессными искам к тем, кто допустил проволочку. И тогда виновнику волокиты придется из своего кармана возместить убытки казны. В свое время эта идея вызвала споры в юридическом сообществе. Мнения, надо ли взыскивать с волокитчиков, разделились. Как бы то ни было, по закону такое возможно. Однако практики никакой нет: в прошлом году казной было подано 0 (зеро, нуль, пусто-пусто) регрессных исков к органам или должностным лицам, допустившим волокиту.

 

http://www.rg.ru/2013/06/26/sud1.html


Личка закрыта! Все вопросы - на форум. Спасибо за понимание.

Impossible is not a fact. It's an opinion. Impossible is not a declaration. It's a dare. Impossible is temporary. Impossible is nothing.

 


#5 Не в сети  АВТОР ТЕМЫ Иринка42

Иринка42

    Форт-Юст

  • Специалисты
  • PipPipPip
  • 30 145 Сообщений:
  • ГородНовосибирск

Написал 27 июн 2013 22:41

Российская судебная система нуждается в сотрудниках, хорошо усвоивших правила юридической этики. Вчера в Совете Федерации прошел "круглый стол", на котором его участники обсуждали механизмы профилактики коррупции в судах.
 

"Борьбу с коррупции каждый должен начинать с себя", - задал тон дискуссии председатель Высшего арбитражного суда Антон Иванов. Можно сколько угодно придумывать меры по борьбе с мздоимством, вводить те или иные запреты, но судьи обязаны сами понимать, находятся ли они в ситуации конфликта интересов или нет. Например, нередко возникают случаи, когда в судебном процессе в качестве адвоката участвует родственник судьи. "В таких случаях способом разрешения конфликта интересов для судьи является самоотвод. В этом нет ничего страшного, такие вещи нормально расцениваются судейским сообществом", - убежден Иванов.

 

К вопросу самоопределения судей в таких ситуациях тесно примыкает трудно решаемая в России проблема этического фактора. Общение с иностранными адвокатами и судьями, объяснял Иванов, показывает, что они никогда не говорят, что готовы договориться с судей о чем-либо. И если адвокат обещает подобное своему клиенту, он должен быть немедленно удален из адвокатской корпорации. "У нас за это даже не наказывают, - возмущался председатель Высшего арбитражного суда. - Пока мы не начнем лишать таких адвокатов полномочий, у нас никогда не сформируется нормального этического кодекса в юриспруденции, а граждане будут думать, что все суды насквозь коррумпированные".

 

Мысль Иванова развил адвокат Алексей Добрынин, который призвал сделать основной упор на образовательный процесс. "Нужно вводить новые спецкурсы для студентов по философии, политологии и менять, таким образом, сам принцип: выпускать не только специалиста, но и человека с правильными внутренними установками", - пояснил Добрынин. Он также призвал задуматься над тем, чтобы создать специальные вузы, где воспитывают будущих судей.

Кадровая проблема остро стоит в целом: нужно готовить и мотивировать не только судей, но и работников аппаратов судов. "Без повышения зарплаты проблему текучки кадров там не решить", - заявил аудитор Счетной палаты Сергей Мовчан. По его данным, сотрудники аппаратов судов получают в среднем на 35-50% меньше, чем работники органов исполнительной власти. И эту ситуацию, убежден Мовчан, необходимо менять.

 

Продолжая дискуссию, Антон Иванов отметил, что нужно стремиться к обеспечению единообразия судебной практики. Если решение принимается в противоречии со сложившейся судебной практикой, считает он, то мотивы принятия такого решения могут с большой долей вероятности носить коррупционный характер. "Вероятность того, что кому-то понадобится подкупать судью в условиях сложившейся судебной практики, когда похожие дела однозначно решаются в течение многих лет, существенно снижается", - убежден председатель Высшего арбитражного суда.

 

Среди иных механизмов противодействия коррупции участники "круглого стола" отметили и развитие института медиации. "Нагрузка на суды чудовищная, она ведет к возможности злоупотребления и судебной ошибки", - пояснил Алексей Добрынин. А судебная ошибка может выглядеть как проявление коррупционных действий, хотя на деле и не являться таковым. По мнению адвоката, развитие института медиации позволит качественно повысить уровень судебного разбирательства.

 

http://www.rg.ru/2013/06/28/sf.html


Личка закрыта! Все вопросы - на форум. Спасибо за понимание.

Impossible is not a fact. It's an opinion. Impossible is not a declaration. It's a dare. Impossible is temporary. Impossible is nothing.

 


#6 Не в сети  АВТОР ТЕМЫ Иринка42

Иринка42

    Форт-Юст

  • Специалисты
  • PipPipPip
  • 30 145 Сообщений:
  • ГородНовосибирск

Написал 01 июл 2013 15:30

Под единую мантию
 
 
KMO_136078_00081_1_t206.jpg
17-й Петербургский международный экономический форум неожиданно оказался судьбоносным для российской судебной системы
Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ
     
 
Решение президента объединить две высшие судебные инстанции — Верховный и Высший арбитражный суд — в один миг сплотило все профессиональное сообщество. Ни чиновники, ни юристы, ни судьи не понимают, как именно это будет происходить и к чему может привести.

Вера Ситнина, Елизавета Сурначева

"Предлагаю объединить Верховный суд РФ и Высший арбитражный суд, для чего будет необходимо внести поправки в Конституцию России",— сказал Владимир Путин, выступая на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума. Место для объявления инициативы выбрано очень символично: Санкт-Петербургу предстоит стать не только северной, но и судебной столицей России. В 2008 году сюда уже переехал Конституционный суд. По проторенной дороге должны отправиться ВС и ВАС, теперь уже "в одном флаконе".
 
Реакция на большую судебную новость была ожидаемой: и публичные эксперты, и непубличные чиновники уже неделю обсуждают, что пост председателя суда может занять нынешний премьер, бывший президент Дмитрий Медведев. "Власть" попыталась разобраться, зачем понадобилось создание единого суда, и что это будет значить для судебной системы.
 
"Как говорил Хемингуэй, шедевр — это книга, о которой все слышали, но никто не читал",— ехидно прокомментировал возможное содержание будущих законопроектов собеседник "Власти" в думском руководстве. Сам он узнал о предстоящей ему законопроектной работе практически из телевизора — после выступления Владимира Путина. Никто из руководителей профильных думских комитетов тоже не был предупрежден. "Настораживает, что это решение принято без широкого обсуждения с юридической общественностью. Не надо с ним торопиться. Объединение судов требует внесения изменений в Конституцию. Такое решение не может приниматься в спешке, а поручено подготовить его уже к осени",— полагает бывший министр финансов, глава Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин.
 
Разговоры если и были, то достаточно кулуарные, во всяком случае, сразу несколько собеседников "Власти" в обоих судах отметили, что никакой предметной дискуссии по этому поводу не велось. "Официальной дискуссии вообще не было. Были разговоры между судьями, как в советские времена на кухне",— заявляет судья Верховного суда в отставке Владимир Радченко.
 
А прямо накануне предложения Путина председатель ВАС Антон Иванов в интервью газете "Коммерсантъ" рассказал о нецелесообразности создания единого высшего судебного органа. Впрочем, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков уверяет, что консультации велись в предварительном порядке и оба председателя судов были осведомлены о предстоящем слиянии.
 
Профессиональное сообщество новость явно застигла врасплох. Большинство экспертов говорят о недопустимости объединения судов общей юрисдикции и арбитражных судов. На уточняющий вопрос, что президент вроде бы и не говорил об объединении судов всех инстанций, переспрашивали: "А вы понимаете, как будет?"
 
Слухи о возможном объединении двух высших судебных инстанций особенно активно ходили осенью 2012 года, накануне Всероссийского съезда судей. Туда приезжал Путин, и многие ждали, что он объявит об объединении судов, но в итоге эта тема даже не обсуждалась официально.
 
Два месяца назад полномочный представитель правительства в судах экс-адвокат и активист партии "Гражданская платформа" Михаил Барщевский представил свой доклад о реформе судебной системы, в котором как раз и предложил создание единого высшего судебного органа, в который бы вошли все три суда. "У меня эта идея возникла еще в 2002 году. Но я никогда и ни от кого не слышал поддержки этой идеи, в судейском обществе точно",— рассказывает теперь "Власти" Барщевский.
 
KMO_135505_00576_1_t206.jpg
Возглавляемый Вячеславом Лебедевым Верховный суд, по мнению экспертов, уступает Высшему арбитражному суду по множеству параметров
Фото: Дмитрий Лекай, Коммерсантъ
Последним публичным высказыванием на эту тему стало как раз интервью Иванова. "Влияние такого суперсуда на судебную практику в регионах резко снизится. ВАС сейчас пересматривает до 5% поступающих жалоб, ВС — 0,1%. То есть фактически практика судов общей юрисдикции формируется областными судами, а у нас — Высшим арбитражным судом. Никакие вопросы внутри судебной системы не должны решаться без мнения высшего суда. Если еще учесть количество дел, инстанций и существующую систему оплаты труда судов общей юрисдикции, единый высший суд вряд ли будет эффективным",— заявил председатель ВАС.
 
Можно предположить, что глава ВАС использовал последнюю возможность выступить против этого шага, но в том же интервью он, комментируя противостояние с ВС по поводу создания административных судов, говорит: "Если и создавать административные суды, то как самостоятельную ветвь судебной власти во главе с Высшим административным судом, обладающим теми же правами, какими наделены остальные высшие суды".
 
Рассматривать законопроект Путин попросил уже в осеннюю сессию, так что времени на дискуссии остается не много.
 
Юридически Путин поставил перед законодателями задачу непростую, но выполнимую. Прежде всего парламентариям вновь предстоит менять Конституцию.
 
В российскую Конституцию, принятую в 1993 году, пятнадцать лет вносились лишь технические поправки — при слиянии субъектов федерации или изменении их названия. По содержанию Конституция менялась один раз, в 2008 году, когда были увеличены президентские и думские сроки, а также введена обязанность премьера ежегодно отчитываться перед Госдумой.
 
Возможность внесения поправок предусмотрена самой Конституцией. Причем существуют разные способы внесения поправок в зависимости от степени их судьбоносности. В статье 136 сказано, что поправки в главу о судебной власти принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, то есть они должны быть одобрены двумя третями голосов депутатов и тремя четвертями голосов сенаторов, и вступают в силу после их одобрения заксобраниями не менее чем двух третей субъектов федерации. Этот порядок несколько сложнее принятия обычных законов, но ничего сверхъестественно сложного в нем нет, как уже показала практика мгновенного и единодушного изменения Конституции пять лет назад.
 
 
KSP_012875_00053_1_t206.jpg
Председатель Высшего арбитражного суда России Антон Иванов еще недавно заявлял о нецелесообразности создания единого высшего судебного органа
Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ
Для реализации нынешней инициативы президента предстоит внести поправки в четыре статьи Конституции — со 125-й по 128-ю. Кроме того, предстоит изменить федеральные конституционные законы о судебной системе, о судах общей юрисдикции, об арбитражных судах.
 
По словам Путина, соответствующий законопроект будет внесен в ближайшее время. Впрочем, и в государственно-правовом управлении, и в управлении по внутренней политике администрации президента не смогли назвать точные сроки. "Существует два варианта: законопроект будет внесен до каникул или после,— заявил Песков.— Учитывая объем работы, вопрос в том, успеют ли закон написать до каникул". На изменение подзаконных актов может уйти очень много времени: предстоит правка Арбитражного процессуального кодекса, Гражданского процессуального кодекса, переработка рассматриваемого думой проекта кодекса административного судопроизводства. И даже этими правками предстоящая законодательная работа с созданием мегасуда не ограничивается.
 
С аргументацией срочной необходимости объединения ВС и ВАС возникли проблемы: ни сам Путин, ни комментаторы так и не объяснили причину такого решения. "Речь идет об оптимизации и совершенствовании судебной системы",— объяснил "Власти" Песков.
 
Сама по себе идея объединения только высших судебных инстанций резкого отторжения у экспертов не вызывает. Главный аргумент за — единообразие толкования норм закона. "Сейчас складывается различная правоприменительная практика по одним и тем же вопросам, например по вопросам оспаривания договора поручительства, по спорам, связанным с кредитованием граждан и юридических лиц и др. Более того, даже вопросы уплаты госпошлин в разных судах регулируются по-разному. Например, госпошлина по иску о признании права собственности на квартиру в гражданском процессе рассчитывается исходя из цены иска (имеющего имущественный характер) и может составлять довольно значительную сумму, тогда как в арбитражном процессе по аналогичному спору госпошлина составляет всего 4 тыс. руб., независимо от цены иска, поскольку для системы арбитражных судов такой иск имеет неимущественный характер",— приводит примеры Олег Бабин, ведущий юрист отдела судебно-арбитражной практики адвокатского бюро "Плешаков, Ушкалов и партнеры".
 
Впрочем, ради единообразного толкования сливаться судам совсем необязательно. "На мой взгляд, единственный способ провести процедуру объединения судов с наименьшими потерями — создание "общего судебного присутствия" (эту идею поддерживал Антон Иванов.— "Власть"), целью которого на первое время станет унификация разъяснений, данных ВС и ВАС за весь период их существования. Лишь после того, как эта процедура будет проведена, вновь созданный суд сможет получить функции высших судов и непосредственно приступить к работе",— говорит Никита Кондрашов, ведущий юрист адвокатского бюро "Юрлов и партнеры".
 
Еще один аргумент сторонников — отказ от конкуренции внутри судебной системы. "Безусловно, сложившаяся в большей степени искусственно ситуация, при которой во главе единой судебной системы в России стояли два формально независимых высших судебных органа, должна быть изменена. Идея создания единого высшего судебного органа воспринимается скорее как разумная попытка преодолеть доставшуюся нам по наследству систему, которая, конечно же, работала, но в основе которой было заложено принципиальное противоречие",— считает старший юрист компании Ernst & Young Денис Шаклеин. Тот же Барщевский в своем докладе писал, что "конфликт между Верховным и Высшим арбитражным судами можно считать непрекращающимся, с периодами обострений, вплоть до "выплесков" в публичное пространство". Примеры конфликтов он приводить не стал, но причинами назвал пересекающуюся компетенцию и неравное представительство всех трех судов в высших органах судейской власти (Съезд судей, Высшая квалификационная комиссия).
 
Технически объединить суды не так сложно. В настоящее время такая конструкция существует. Военные суды существуют независимо, но высший орган — Военная коллегия — входит в состав Верховного суда наряду с коллегиями по уголовным и гражданским делам. Теперь за счет присоединения ВАС к ним может добавиться четвертая — по хозяйственным спорам. "Большой необходимости в объединении я не вижу. То, что нормально работает, на мой взгляд, шевелить не надо",— говорит Владимир Радченко.
 
KSP_011794_00070_1_t206.jpg
Санкт-Петербург вскоре станет не только северной, но и судебной столицей России
Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ
"На самом деле процесс объединения высших судебных систем уже идет,— считает лоббист объединения с десятилетним стажем Барщевский.— Дисциплинарное присутствие у нас одно на два суда. Несколько было совместных постановлений пленумов ВС и ВАС. Высшая квалификационная коллегия одна на оба суда. Высшие органы судейского сообщества из судей всех судов".
 
"Если в настоящее время и существует какая-либо необходимость объединения двух высших судов, то она лежит скорее в политической, нежели в правовой плоскости,— полагает руководитель арбитражной практики юридической фирмы VEGAS LEX Кирилл Труханов.— Противоречия в подходах высших судебных инстанций (которые были неизбежны в силу существования двух систем судов) сглаживались путем принятия совместных постановлений пленумов ВАС и ВС, в связи с чем практической необходимости в объединении судов никогда не возникало".
 
Соединительная идея идет вразрез с предыдущими попытками реформирования судов. "На мой взгляд, идея объединения двух высших судебных органов нашей страны неожиданна и меняет вектор развития судебной реформы. Единый орган судебной власти, объединяющий все виды судопроизводства, к примеру Верховный суд США, типичен скорее для стран англосаксонской правовой системы. Хотя и в ней существуют специализированные органы, рассматривающие экономические споры по упрощенной процедуре. Развитие модели организации судебной власти России шло по континентальной модели, предусматривающей специализацию деятельности судебных органов: конституционные суды, суды общей юрисдикции, административные суды, ювенальные суды и т. п. При этом система управления судами носит децентрализованный характер, поскольку единый орган управления отсутствует, высшие судебные инстанции независимы друг от друга, они контролируют законность деятельности нижестоящих судов",— объясняет заведующая кафедрой правового обеспечения государственной и муниципальной службы Международного института государственной службы и управления РАНХиГС Елена Киреева.
 
Многие эксперты опасаются, что общий уровень работы с документами и скорость рассмотрения дел в результате слияния только упадут. "ВАС — очень прогрессивный суд по сравнению с ВС РФ и даже с некоторыми зарубежными судами: стараниями его председателя и персонала за последние десять лет было сделано очень много в области информатизации делопроизводства, прозрачности правосудия и обобщения правоприменительной практики, что очень ценится в юридическом сообществе. ВС, к сожалению, пока уступает ВАС по всем обозначенным параметрам",— говорит Кондрашов. Переход к "средней температуре по больнице", по его словам, понизит качество судопроизводства.
 

Попытка влить все арбитражные суды в вертикаль судов общей юрисдикции может привести к сбоям и отразиться на инвестиционном климате, предупреждает близкий к правительству источник "Власти". Если же объединяться будут только верховные инстанции, а все суды общей юрисдикции и арбитражные продолжат существовать независимо друг от друга, проблем не будет, полагают эксперты.
 

Подробнее: http://kommersant.ru/doc/2219010


Личка закрыта! Все вопросы - на форум. Спасибо за понимание.

Impossible is not a fact. It's an opinion. Impossible is not a declaration. It's a dare. Impossible is temporary. Impossible is nothing.

 


#7 Не в сети  АВТОР ТЕМЫ Иринка42

Иринка42

    Форт-Юст

  • Специалисты
  • PipPipPip
  • 30 145 Сообщений:
  • ГородНовосибирск

Написал 01 июл 2013 15:31

Экономическое правосудие за рубежом
Экономические споры в странах мира либо разрешаются судами общей юрисдикции, либо для их рассмотрения создаются специализированные суды.

В США и Великобритании применяется первый вариант. Эксперты называют одним из факторов передачи экономических споров судам общей юрисдикции особенности состязательного судопроизводства, в котором задача анализа всех деталей спора лежит на представителях сторон, а суд только выносит решение. При этом от судьи не требуется специализация в определенной области права. Примечательно, что в США рассмотрение ряда экономических споров проходит с участием присяжных. Кроме того, в Соединенных Штатах есть специализированные налоговые суды.
 
Во многих странах Европы для решения экономических споров создаются специализированные суды или же специальные подразделения в структуре судов общей юрисдикции. Во Франции высшая инстанция для судов общей юрисдикции — кассационный суд, имеющий отдельную палату по торговым и финансовым делам. В некоторых апелляционных судах также имеются палаты по торговым делам. На уровне первой инстанции наряду с судами общей юрисдикции экономические дела рассматривают специальные торговые трибуналы, в которых в качестве судей выступают лица, занимающиеся коммерческой деятельностью. В Германии действует система финансовых судов, занимающаяся рассмотрением налоговых и таможенных дел. Она состоит из финансовых судов земель и Федерального финансового суда. В ряде судов общей юрисдикции создаются торговые палаты, состоящие из профессионального суда и двух коммерсантов. В отдельных землях также есть специализированные суды по спорам, связанным с сельским хозяйством, судоходством и т. д. В столице Австрии действует единственный на всю страну Торговый суд, в котором рассматриваются споры торгового характера, в том числе связанные с банкротством. В Бельгии коммерческие трибуналы действуют в качестве судов первой инстанции. В Испании создана отдельная система хозяйственно-административных трибуналов. Ее возглавляет Центральный хозяйственно-административный трибунал, который по первой инстанции рассматривает финансовые споры на крупные суммы и жалобы на постановления Министерства экономики, а также пересматривает дела нижестоящих трибуналов.
 

В Китае наряду с местными народными судами рассмотрением ряда экономических споров занимаются специализированные суды: суд железнодорожного транспорта, суд лесного хозяйства, суд нефтяной отрасли и другие. В странах СНГ в плане разрешения экономических споров применяются модели, близкие к российской. К примеру, на Украине существует независимая система арбитражных судов, которую возглавляет Высший арбитражный суд Украины.

Подробнее: http://kommersant.ru/doc/2219010


Личка закрыта! Все вопросы - на форум. Спасибо за понимание.

Impossible is not a fact. It's an opinion. Impossible is not a declaration. It's a dare. Impossible is temporary. Impossible is nothing.

 


#8 Не в сети  АВТОР ТЕМЫ Иринка42

Иринка42

    Форт-Юст

  • Специалисты
  • PipPipPip
  • 30 145 Сообщений:
  • ГородНовосибирск

Написал 01 июл 2013 15:32

Высшие суды в России
Верховный суд (ВС) Российской Федерации ведет свою историю от Верховного суда РСФСР, созданного в январе 1923 года. Основой формирования и функционирования современного суда стала Конституция РФ, принятая 12 декабря 1993 года. Его деятельность также регулируется конституционными законами "О судебной системе РФ", "О судах общей юрисдикции в РФ" и рядом других. ВС является высшим судебным органом по гражданским, уголовным и административным делам. Он осуществляет надзор за деятельностью судов общей юрисдикции, в том числе военных, а также консультирует их по правовым вопросам. В пределах своей компетенции рассматривает дела в качестве суда первой, апелляционной, кассационной, надзорной инстанций, по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. Суд имеет право законодательной инициативы. Кроме того, согласно Конституции, выносит заключение в случае обвинения президента в госизмене или других преступлениях. В состав суда входит пленум, президиум, апелляционная коллегия, судебные коллегии по административным, гражданским и уголовным делам, военная коллегия. Все 125 судей суда, в том числе его председатель, назначаются Советом федерации по представлению президента. С июля 1989 года должность председателя ВС занимает Вячеслав Лебедев. Расходы бюджета на работу суда в 2013 году — 2,9 млрд руб., из них фонд оплаты труда — 926,5 млн руб.
 
Высший арбитражный суд (ВАС) действует в России с 1992 года. Его деятельность регулируется Конституцией, федеральным конституционным законом 1995 года "Об арбитражных судах в Российской Федерации" и рядом других актов. ВАС является высшей инстанцией по разрешению экономических споров. Осуществляет надзор за деятельностью 82 арбитражных судов субъектов федерации, 20 арбитражных апелляционных судов, 10 окружных федеральных арбитражных судов, а также суда по интеллектуальным правам, созданного в 2013 году. Рассматривает дела в качестве суда первой инстанции, в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам. Также дает разъяснения по вопросам судебной практики. Обладает правом законодательной инициативы по вопросам своего ведения. ВАС состоит из пленума, президиума и двух коллегий — по гражданским и административным спорам. Штатная численность — 90 судей, фактически работает 56. Председатель и судьи назначаются Советом федерации по представлению президента. С января 2005 года суд возглавляет Антон Иванов. В федеральном бюджете на функционирование ВАС в 2013 году выделено 24,7 млрд руб, из них фонд оплаты труда — 370,4 млн руб.
 
 
Тысячелетие судебных реформ в России
В IX-XII веках главным судьей на Руси был великий князь Киевский, решавший дела либо единолично, либо вместе с советом дружины или городским вечем. Создание в XV веке Московского государства привело к появлению централизованной судебной системы. В Судебнике Ивана III 1497 года было перечислено четыре вида судов: великого князя, боярский, наместничий и святительский. При Иване IV из-под юрисдикции боярского суда под юрисдикцию царского суда выводились боярские дети. В 1550 году был принят Судебник, ликвидировавший судебные привилегии удельных князей.
 
Первый этап судебной реформы Петра I на рубеже XVII-XVIII веков усилил роль царя как верховного судьи. Созданный в 1711 году Сенат стал высшим судебным органом после царя, с 1718 года — высшей апелляционной инстанцией. В ходе реформы 1717-1718 годов страна была разделена на судебные округа, в которых учреждались надворные суды. Им подчинялись нижние суды (коллегиальные и единоличные), замененные в 1722 году провинциальными. Также была создана система военных судов.
 
В результате реформы 1775 года Екатерины II высшими судебными органами в губерниях стали палаты уголовных и гражданских дел, члены которых назначались правительством. Для каждого сословия был создан свой суд: для дворян — верхний и нижний земские суды, для горожан — губернский и городовой магистраты, для государственных крестьян — верхняя и нижняя расправы. Состав нижней расправы назначался губернатором, остальные суды были выборными. Духовные лица судились архиереями и консисториями.
 
В 1802 году Александром I было учреждено Министерство юстиции, которому вверялось управление судебным ведомством. Сенату отводилась роль высшего суда в империи. В 1810 году был учрежден Госсовет — дополнительная судебная инстанция, его департамент гражданских и духовных дел служил апелляционной инстанцией. Реформа Александра II в 1864 году создала в системе местных судов институт мировых судей, которые рассматривали большинство дел, подсудных ранее сословным судам, на основе принципа равноправия сторон. Также был введен институт присяжных заседателей. Сформировалось два уровня системы: местные и общие суды. В последние входили окружные суды, судебные палаты, занимающиеся государственными и политическими делами, и Сенат.
 
После Октябрьской революции 1917 года и упразднения прежней системы были созданы народные суды и революционные трибуналы. В ноябре 1923 года президиум ЦИКа утвердил положение о Верховном суде СССР. В октябре 1924 года была установлена система, состоявшая из Верховного суда, народных (в пределах уезда и городского района) и губернских (позже — областных) судов. Закон 1938 года определил двухуровневую систему, состоящую из судов СССР и судов республик.
 
После распада СССР и проведения реформ была создана новая судебная система. С 1992 года действуют арбитражные суды, с 1994-го — Конституционный суд. По закону "О судебной системе РФ" в стране функционируют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые суды субъектов (их институт восстановлен в 1998 году). С 2010-го во всех регионах действуют суды присяжных.
Подробнее: http://kommersant.ru/doc/2219010

Личка закрыта! Все вопросы - на форум. Спасибо за понимание.

Impossible is not a fact. It's an opinion. Impossible is not a declaration. It's a dare. Impossible is temporary. Impossible is nothing.

 


#9 Не в сети  АВТОР ТЕМЫ Иринка42

Иринка42

    Форт-Юст

  • Специалисты
  • PipPipPip
  • 30 145 Сообщений:
  • ГородНовосибирск

Написал 01 июл 2013 16:00

Еще по теме.

 

Только "Единая Россия" готова к высшему суду
Госдума создала рабочую группу для внесения изменений в Конституцию и законы о ВС и ВАС
 
KMO_134952_00143_1_t206.jpg
Спикер Госдумы Сергей Нарышкин (слева) и депутат Владимир Плигин (справа) подведут российские законы под слияние судов
Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ
Депутаты включились в процесс слияния двух высших судебных инстанций, создав рабочую группу, которая займется законодательным сопровождением объединения Верховного суда (ВС) и Высшего арбитражного суда (ВАС). Думцы намерены разработать поправки в законы, регулирующие работу обоих судов. К такой работе готовы только единороссы. Остальные фракции еще не выработали своей позиции по объединению судов.

Создать группу предложил спикер Госдумы Сергей Нарышкин, поручив сделать это думскому комитету по конституционному законодательству. Комитет провел заседание в пятницу, на котором избрал господина Нарышкина главой рабочей группы. Напомним, объединить Верховный и Высший арбитражный суды предложил Владимир Путин во время своего выступления на Петербургском международном экономическом форуме (см. "Ъ" от 22 июня). Смысл слияния он объяснил необходимостью обеспечить единые подходы "к разрешению споров с участием как граждан, так и организаций, а также споров с органами государственной власти и органами местного самоуправления".
 
Заместителем Сергея Нарышкина по группе стал глава комитета по конституционному законодательству, единоросс Владимир Плигин. "В рабочую группу войдут представители всех фракций, и ее первое заседание состоится до парламентских каникул",— сообщил "Ъ" член комитета по конституционному законодательству Владимир Поневежский. Думцы, по его словам, пригласят в группу представителей Совета федерации, правительства, президентской администрации, судейского сообщества и Минюста.
 
Для запуска объединения судов Госдума в осеннюю сессию должна будет прежде всего внести поправки к Конституции, согласно которой оба суда сейчас самостоятельны. А уже на ее основании может быть принят закон о слиянии судов. Оба этих закона "будут инициативой президента", полагает господин Поневежский. "Но весь нормативный материал, который регулирует деятельность высших судов, довольно сложен",— подчеркнул Владимир Плигин. Эта сложность, по его словам, "детально отражается" в законах о ВС и ВАС, каждый из которых потребует изменений в связи с объединением. Кроме того, в стране действуют Арбитражно-процессуальный кодекс, по которому работает ВАС, Гражданско-процессуальный и Уголовно-процессуальный кодексы, по которым рассматривают дела суды общей юрисдикции. Будут, по словам господина Плигина, "изменены надзорные инстанции, а также многие иные нормы".
 
Правда, пока работать на президентскую идею согласны только единороссы. "Сложно представить, что будет с законодательством после такого количества правок и изменений",— заявила "Ъ" зампред фракции "Справедливой России" Оксана Дмитриева, по словам которой справороссы еще не обсуждали президентской идеи. Но лично ей объединение ВС и ВАС кажется "странной идеей" на фоне идей о, напротив, создании специализированного суда "по налоговым преступлениям, отдельного финансового суда", которые высказывались в последние годы. Вместо специализации, отметила госпожа Дмитриева, предлагается единая структура, притом что "арбитражные споры самые сложные" и ВАС "более профессионально разбирает эти споры". Ей была бы понятна "идея слияния, если оба суда рассматривали дела молниеносно и праведно", но все "суды настолько завалены делами, что тема их разгрузки через механизмы досудебного решения споров стала постоянной".
 

"У слияния есть плюсы и минусы,— заявил "Ъ" вице-спикер Госдумы от ЛДПР Игорь Лебедев, фракция которого тоже пока не решила, как относиться к президентской идее.— Минусов больше, поэтому сейчас не самое лучшее время для перестройки судебной системы, которая и так вызывает очень много подозрений в коррупционности". "Сферы деятельности обоих судов абсолютно различны, поэтому их слияние — фактически попытка власти взять их под контроль на длительную перспективу",— заявил "Ъ" депутат Госдумы, глава юридической службы КПРФ Вадим Соловьев, по словам которого коммунисты идею не одобряют.

Подробнее: http://kommersant.ru/doc/2223626?themeid=1161


Личка закрыта! Все вопросы - на форум. Спасибо за понимание.

Impossible is not a fact. It's an opinion. Impossible is not a declaration. It's a dare. Impossible is temporary. Impossible is nothing.

 


#10 Не в сети  АВТОР ТЕМЫ Иринка42

Иринка42

    Форт-Юст

  • Специалисты
  • PipPipPip
  • 30 145 Сообщений:
  • ГородНовосибирск

Написал 01 июл 2013 16:01

Два в одном и три версии
Людмила Усова изучает версии объединения Высшего арбитражного суда (ВАС) и Верховного суда (ВС)
 
KMO_112289_00009_1_t206.jpg
Председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев (слева) и председатель Высшего Арбитражного суда России Антон Иванов на пленарном заседании Совета судей Российской Федерации в "Президент-отеле". Президентская инициатива, похоже, застала и их врасплох
Фото: Сергей Киселев / Коммерсантъ
Заявление Владимира Путина об объединении Высшего арбитражного суда (ВАС) и Верховного суда (ВС), прозвучавшее на экономическом форуме в Санкт-Петербурге, стало сюрпризом для всех и породило множество предположений и толкований. "Огонек" разбирался в версиях

Людмила Усова

Президентская инициатива застала и узкий круг профессионалов, и широкую публику врасплох — никто такого не ожидал. И хотя потом отдельные энтузиасты заговорили, что такой шаг планировался заранее — за долгие месяцы, для большинства заявление прозвучало как гром среди ясного неба.
 
Правда, после объявленного переезда всех судов в Санкт-Петербург вероятность такого решения не исключалась экспертами. Но никто не верил, что все случится так быстро. Включая и до недавних пор отрицавшего саму возможность объединения главу ВАСа Антона Иванова. Он даже сравнил единую высшую судебную структуру с динозавром, управляемым маленьким мозгом, требующим настройки.
 
В самом судейском сообществе говорят, что в последнее время обсуждались разные варианты. Например, создание единой судебной системы или образование нового руководящего органа (над ВАС и ВС) — Высшего судебного присутствия. Об объединении высших судов, однако, речи не шло.
 
До сих пор остаются неясными причины, побудившие власть экстренно решиться на такие перемены. Все звучавшие версии — лишь попытки интерпретировать президентские слова. Деталей за истекшую неделю не прибавилось — ни разъяснений из Кремля, ни текста законопроекта. Все, чем располагает общественность,— анонс самой идеи и обращение к Думе с требованием принять соответствующие нормативные акты осенью.
 
Каковы же версии происходящего? Надо сказать, что они стали звучать сразу в кулуарах Петербургского экономического форума.
 
Единство практик

Версия первая: целью объединения является единообразие судебной практики. Представитель правительства в Конституционном, Верховном и Высшем арбитражном судах Михаил Барщевский, например, заявил, что разная практика двух судов по одним и тем же нормам права — одна из проблем системы: "В свое время происходила настоящая война пленумов. Теперь разъяснения общих пленумов будут в равной мере обязательны и для арбитражной системы, и для системы судов общей юрисдикции". Иными словами, совместные пленумы двух равновеликих структур давно не приводили к консенсусу, вот и пришлось Кремлю разрубить гордиев узел сверху.
 
Противники такой версии убеждены, что задачи и методы не соотносимы. "Разная практика" благополучно действовала многие годы, и нет фактов, свидетельствующих о резком ухудшении ситуации в последнее время.
 
Что же до личных разногласий между председателями обоих судов, о которых немало говорили, то где гарантия, что новая структура решит вопрос. А если они останутся замами? Или хотя бы один из них? В этом случае неспособность договориться или фактор личной неприязни неизбежно приведет к новым конфликтам. Отказываться же от обоих столь высоких профессионалов, как Вячеслав Лебедев (ВС) и Антон Иванов (ВАС), власть пока, кажется, не намерена.
 
Борьба юрисдикций

Версия вторая: истинная цель — наделение судов общей юрисдикции полномочиями по рассмотрению административных дел. Это серьезно ослабляет позиции ВАС, и тогда объединение оказывается закономерным. На важность административного судопроизводства, кстати, ссылался и президент, предваряя сообщение об объединении судов.
 
По словам Барщевского, "еще год назад шли ожесточенные споры между Верховным и Высшим арбитражным судами насчет того, где должна быть административная юстиция. Точку в этом споре на съезде судей поставил Путин, сказав, что этот институт будет работать в рамках судов общей юрисдикции. Но тем не менее и сегодня существует между ВС и ВАСом некая ревность".
 
Еще весной Дума приняла законопроекты, лишив ВАС права на оспаривание нормативных актов. Что, конечно, не могло не вызвать соответствующей реакции экспертов, предположивших, что активно поддерживаемый Дмитрием Медведевым Антон Иванов стал терять позиции. Но при этом компетенция арбитражных судов по рассмотрению дел, вытекающих из административных публичных правоотношений, не ликвидируется. То есть разрешение разногласий между бизнесом и властью по-прежнему останется в компетенции арбитражных судов.
 
Сегодня система таких судов рассматривает около 400 тысяч дел. Количество аналогичных жалоб и споров, проходящих через суды общей юрисдикции, где одной из сторон выступают граждане, другой — государство, куда как больше: в одной только Москве за 2012 год было рассмотрено почти 180 тысяч административных дел. И есть разница в результатах: для юридических лиц шанс на выигрыш составляет минимум 50 процентов, а вот для граждан — менее 30 процентов. Районные и мировые судьи весьма чутки к показаниям представителей госструктур, особенно силовых ведомств. Обещание же защитить гражданина в таких спорах пока остается лишь обещанием.
 
Логика вроде бы понятна, но проблема в том, что в случае слияния ВАСа и ВС речи об объединении самих систем не идет. Средства и время, необходимые на такую кардинальную перестройку, пока никто не берется даже подсчитать.
 
Кадровая перспектива

Сторонники третьей версии как раз и исходят из того, что объявленное объединение затронет только высшие суды, но не сами системы. И затеянная реформа, похоже,— всего лишь способ решить давний кадровый вопрос.
 
После того как прозвучала президентская инициатива, СМИ единодушно заговорили о новых перспективах трудоустройства нынешнего премьера Дмитрия Медведева: и пост для него престижный — глава объединенного суда, и место пребывания — родной Санкт-Петербург.
 
При этом многие в очередной раз упомянули о недовольстве правительством, не раз в последнее время высказываемом президентом России. Злопыхателям ответил глава администрации президента Сергей Иванов: мол, Путин критиковал правительство только за подготовку пятилетних планов, а в целом оценивал работу кабинета положительно. Получается, что если переход Дмитрия Анатольевича в новоиспеченную судебную структуру состоится, то не со знаком "минус". Как вариант: в преддверии возможного экономического кризиса, о котором предупреждают экономисты, Владимир Владимирович таким образом выводит "из-под огня" своего соратника по тандему. С точки зрения норм закона преград для назначения нет. А если что и снижает шансы на осуществление такого варианта, то мотивы иного порядка.
 
Например, намерение Дмитрия Анатольевича побороться за президентский пост в будущем. Де-факто уход из премьерского кресла может поставить на этих чаяниях жирный крест. Или, например, опасения, высказываемые в судейском сообществе: хотя у Медведева и большой стаж преподавательской работы по юридической специальности, с судебной практикой он знаком мало, а на такую должность, да еще в столь сложный период трансформации хорошо бы определить человека, знакомого с тонкостями внутренней кухни.
 
Но если не Медведев, то кто? О вариантах в кулуарах говорят активно. Кто-то называет в числе возможных фигур нынешних руководителей судебных систем — Иванова или Лебедева. Против Вячеслава Михайловича, по оценкам экспертов, возраст и тот факт, что система судов общей юрисдикции так во многом и осталась советской. Антону Александровичу пеняют на несговорчивость и конфликтность. Обсуждается и версия "варяга". В качестве наиболее вероятных кандидатур называются две: министр юстиции Александр Коновалов и вице-премьер Дмитрий Козак.
 
Коновалов тоже креатура Медведева, и его уход на судебное суперведомство означал бы усиление позиций премьера в кадровых играх. Согласно этой версии, в сменщики Коновалову прочат нынешнего генпрокурора Юрия Чайку (что решило бы давний спор между ним и главой Следственного комитета Александром Бастрыкиным), а на место Чайки — бывшего питерского прокурора и тоже близкого Дмитрию Анатольевичу — Николая Винниченко, в конце марта ставшего замгенпрокурора России. Уже тогда высказывались предположения, что его назначение предваряет скорый уход Чайки. Хотя есть и противоположная версия: прокуратура для бывшего питерского полпреда — вариант ссылки.
 
Дмитрий Козак — давний соратник Путина, в прошлом еще один питерский прокурор, а, будучи во властной обойме, занимался, например, административной реформой, которая, как известно, не была доведена до конца. Многие вспомнят историю, как много лет назад Козак уже был без пяти минут генпрокурором. Сегодня Дмитрий Николаевич отвечает за подготовку к Олимпиаде-2014. С учетом поставленных Путиным сроков для законодательного оформления объединения высших судов (осень) Козак подходит, по меньшей мере, "по графику": к началу зимы сочинская подготовка должна быть завершена.
 
Полная вертикаль

Кадровая версия, впрочем, помимо персоналий имеет еще один важный аспект — непосредственно... кадровый. Речь идет о сложившейся практике назначения судей высших инстанций. Согласно закону "О статусе судей" их предлагает или назначает президент, имея на руках положительное заключение соответствующей квалификационной коллегии судей. Для руководителей ВАСа и ВС, а также глав и заместителей краевых, областных, верховных судов республик, арбитражных и апелляционных судов — это Высшая квалификационная коллегия судей (ВККС). Но не только. Представитель администрации президента присутствует на заседаниях ВККС и может обнародовать определенные материалы, от него также зависит назначение судей на должность. То есть ВККС де-факто лишь рекомендует президенту кандидатуру, само же решение принимается Кремлем. Исключение — руководство ВАСа и ВС, чьи кандидатуры одобряет Совет Федерации.
 
Все больше центр принятия решений смещается в сторону администрации президента России. Уже сегодня все назначения глав и заместителей краевых, областных, верховных судов республик, арбитражных и апелляционных судов не проходят без одобрения этого органа. Не стоит сбрасывать со счетов и то, что через ВККС и администрацию идет и назначение судей военных судов.
 
В случае объединения высших судов Кремль получает дополнительный шанс перетрясти высший аппарат обоих судов. Не исключено, что и сократить его численно, дабы облегчить выполнение давней задачи — переезда высоких инстанций в город на Неве. Поскольку удовольствие это не из дешевых (по разным данным, стоимость переезда и обустройства ВАСа и ВС оценивалась от 15 до 50 млрд рублей), сокращение числа переезжающих упростило бы процесс.
 

Есть еще один важный аспект: реализация президентской инициативы потребует внесения изменений в текст Конституции. И окажутся ли "судебные поправки" единственными новациями в тексте Основного закона, сегодня никто не скажет. Впрочем, это уже совсем другая история...

Подробнее: http://kommersant.ru/doc/2220314?themeid=1161


Личка закрыта! Все вопросы - на форум. Спасибо за понимание.

Impossible is not a fact. It's an opinion. Impossible is not a declaration. It's a dare. Impossible is temporary. Impossible is nothing.

 


#11 Не в сети  АВТОР ТЕМЫ Иринка42

Иринка42

    Форт-Юст

  • Специалисты
  • PipPipPip
  • 30 145 Сообщений:
  • ГородНовосибирск

Написал 01 июл 2013 18:58

Российских судей обязали отчитываться о своих расходах
31229.jpg
Фото с сайта finka.by

Отчитываться о своих тратах должны будут отныне судьи российских судов общей юрисдикции — соответствующий приказ Верховного суда РФ за подписью его председателя Вячеслава Лебедева поступил на днях в суды областного звена.

Этим документом вносятся поправки в приказ ВС 2010 года о порядке проверки декларируемых доходов федеральных и мировых судей, их супругов и несовершеннолетних детей. Он дополняется также положениями о контроле за расходами данных лиц.

Как отмечается в приказе, согласно части 1 статьи 3 Федерального закона от 3 декабря 2012 г. № 230-ФЗ "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам" лица, замещающие должности перечисленные в пункте 1 части 1 статьи 2 ФЗ, обязаны представлять сведения о своих расходах, а также о расходах своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей по каждой сделке по приобретению земельного участка, другого объекта недвижимости, транспортного средства, ценных бумаг, акций (долей участия, паев в уставных (складочных) капиталах организаций), если сумма сделки превышает общий доход данного лица и его супруги (супруга) за три последних года, предшествующих совершению сделки.

Контроль за расходами лица, а также за расходами его супруги (супруга) и несовершеннолетних детей в соответствии со статьей 4 ФЗ включает в себя истребование от данного лица сведений: о его расходах, а также о расходах его супруги (супруга) и несовершеннолетних детей по каждой сделке по приобретению земельного участка, другого объекта недвижимости, транспортного средства, ценных бумаг, акций (долей участия, паев в уставных (складочных) капиталах организаций), если сумма сделки превышает общий доход данного лица и его супруги (супруга) за три последних года, предшествующих совершению сделки; об источниках получения средств, за счет которых совершена сделка; проверку достоверности и полноты сведений о расходах; определение соответствия расходов данного лица, а также расходов его супруги (супруга) и несовершеннолетних детей по каждой сделке по приобретению земельного участка, другого объекта недвижимости, транспортных средств, ценных бумаг, акций (долей участия, паев в уставных (складочных) капиталах организаций) их общему доходу.

С текстом приказа Верховного суда РФ от 30 мая 2013 года № 419/кд "О внесении изменений в приказ Верховного Суда Российской Федерации от 15 марта 2010 года № 146кд и Положение, утвержденное этим приказом, в связи с принятием нормативных правовых актов Российской Федерации по установлению контроля за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам" можно ознакомиться здесь.


Личка закрыта! Все вопросы - на форум. Спасибо за понимание.

Impossible is not a fact. It's an opinion. Impossible is not a declaration. It's a dare. Impossible is temporary. Impossible is nothing.

 


#12 Не в сети  АВТОР ТЕМЫ Иринка42

Иринка42

    Форт-Юст

  • Специалисты
  • PipPipPip
  • 30 145 Сообщений:
  • ГородНовосибирск

Написал 01 июл 2013 20:51

Крашенинников поддержал идею квалификационного экзамена для юристов
42569.jpg
Фото Право.Ru

Критерием для допуска к представительству в судах должен быть не статус адвоката, а уровень квалификации, считает глава думского комитета по законодательству Павел Крашенинников.

Основания, по которым юрист сможет представлять интересы доверителя в процессе, по мнению депутата, нужно прописать в отдельном законе. Такого законопроекта пока нет, идея только обсуждается. На встрече в пресс-клубе РИА "Новости" Крашенинников предложил несколько вариантов развития этой идеи: Ассоциация юристов России ратует за некий "квалификационный экзамен – допуск к профессии именно как юриста", об этом же говорит представитель правительства в высших судах Михаил Барщевский. "Необязательно один какой-то экзамен сдавать всем юристам, [есть] много специализаций, как у врачей, но общие вопросы [могут быть]", — считает Крашенинников. По его словам, необходимо закрыть доступ к судопроизводству выпускникам юридических факультетов тех вузов, которые не прошли аттестацию, и иностранным адвокатам, не подтвердившим свой статус в России. "В судах должны выступать юристы с надлежащим образованием", — заявил он.

 

Зы: судьями займитесь, блин.


Личка закрыта! Все вопросы - на форум. Спасибо за понимание.

Impossible is not a fact. It's an opinion. Impossible is not a declaration. It's a dare. Impossible is temporary. Impossible is nothing.

 


#13 Не в сети  АВТОР ТЕМЫ Иринка42

Иринка42

    Форт-Юст

  • Специалисты
  • PipPipPip
  • 30 145 Сообщений:
  • ГородНовосибирск

Написал 03 июл 2013 11:08

"Может, белая кость снизойдет до черной?"

 

Государственная дума в первом чтении приняла закон об "экономической амнистии". Писатель Сергей Шаргунов полагает, что амнистировать надо значительно большее число заключенных.

У меня есть сосед по даче Леха. Точнее, был. Потому что влез ночью в магазин во хмелю, пару бутылей вытащил. А это уже кража со взломом. Со всеми вытекающими. То есть Леха от нас переехал на год. И ему еще повезло. Другим за такое дают и больше.
 
В России сочувствуют зэкам, я не исключение — сочувствую. Если пять тысяч предпринимателей, поскользнувшихся на причудливом российском рынке, обретут свободу – по-моему, неплохо, хотя их не сто тысяч, как планировалось изначально. Смущает другое. У нас достойных освобождения гораздо больше. И речь не об одних бизнесменах.
 
А то получается, что заключенные делятся на тех, кто имел дело с большими суммами и тех, кто стибрил что-нибудь на копейки. Вот про этих зэков, которых тьма народу, депутаты отчего-то не вспоминают.


Один год и девять месяцев проведет в местах лишения свободы житель райцентра Тульской области Сорокин, похитивший из сарая четыре курицы. Боря Братчиков, 16 лет, приговорен к двум годам лишения свободы за кражу трех хомячков из зоомагазина. Валентина Николаевна Мокшина, 38 лет, осуждена на четыре года и три месяца лишения свободы за грабеж (открыто забрала у соседки клеенку ценой семь рублей). Раиса Семеновна Карпова, 48 лет, осуждена на четыре года и шесть месяцев за кражу ведра картошки с огорода соседки. Житель Петербурга Роман Гусев похитил в магазине четыре упаковки мужских трусов на общую сумму 790 рублей, и получил два года и один месяц.
 
Между тем, и это общее место, попадая в тюрьму и зону из-за ерунды, слишком многие выходят оттуда готовыми преступниками, чтобы вернуться обратно.
 
А, может, белая кость снизойдет до черной? Может (эй, начальник!), нужна широкая амнистия, а?
 

Тем более, несть числа другим удивительным примерам. И я не только о туманностях в "деле Сердюкова". По всей Руси великой долгие годы на свободе мотают всякого рода чиновники, осужденные условно за расхищение многих миллионов.

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2224925


Личка закрыта! Все вопросы - на форум. Спасибо за понимание.

Impossible is not a fact. It's an opinion. Impossible is not a declaration. It's a dare. Impossible is temporary. Impossible is nothing.

 


#14 Не в сети  АВТОР ТЕМЫ Иринка42

Иринка42

    Форт-Юст

  • Специалисты
  • PipPipPip
  • 30 145 Сообщений:
  • ГородНовосибирск

Написал 05 июл 2013 04:24

Власть влияющие на суд

 

Квалификационная комиссия судей в субъектах федерации России должна формироваться на основании федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации». Этот документ предусматривает участие общественности в работе коллегии и определяет порядок назначения представителей общественности. Каждый субъект принимает свой закон, регламентирующий эту деятельность, который не должен идти в разрез с федеральным. Что же произошло у нас в Башкирии?

 

У нас, как всегда, все «волшебно».  Закон есть, а вот прописанной процедуры выдвижения и назначения представителей общественности нет. Республиканский закон, как это ни странно, обошел вниманием многие важные факты. Например, в нем не регламентируется порядок отбора кандидатов-представителей общественности, не определен и орган, который может урегулировать этот порядок. Кроме того, в местном законе не сказано, кто может выдвигать кандидатуры, сроки публикации объявления о начале процедуры выдвижения, порядок проверки представленных документов, а также – кто осуществляет предварительный отбор кандидатур и др. Все эти «милые» нюансы остались незамеченными, видимо, для того, чтобы создать возможность манипулировать важным судейским органом в пользу конкретных личностей. Если посмотреть на состав действующей коллегии, видно, какая личность выступает заинтересованной стороной. Из семи членов коллегии – пятеро напрямую зависят от президента республики. Среди них Воробьев Ю.А. – супруг начальника государственно-правового управления администрации Президента РБ Воробьевой А.Р., остальные – сотрудники и преподаватели академии при президенте РБ. Как вы думаете, эти люди могут иметь мнение, отличное от мнения своего покровителя?

 

«Недостатки» башкирского закона подстегивают коррупцию при решении вопроса о выборе кандидатур для включения в состав ККС и дальнейшие злоупотребления в ходе ее деятельности, нарушает права граждан и общественных организаций на участие в конкурсе для избрания в ККС. При таких обстоятельствах существующая система избрания представителей общественности через Президента РБ является недопустимой.

В связи с этим, я направил письмо депутату Госдумы шестого созыва Николаю Лакутину, который, в свою очередь, обратился с депутатским запросом к генеральному прокурору России Юрию Чайке с просьбой осуществить проверку закона Республики Башкортостан «О представителях общественности в квалификационной коллегии судей в Республике Башкортостан» на соответствие федеральному законодательству.

 

И если окажется, что ККС РБ – это нелигитимная структура, вполне может быть, что коллегия будет распущена, а региональный закон, наконец, приведен в соответствие с федеральным.

 

Свой комментарий по этому поводу мне дал также председатель регионального отделения партии «Справедливая Россия» Константин Шагимуратов: «Такая ситуация, когда местные власти прямо влияют на состав ККС, приводит к тому, что фактически вся судебная система в республике» находится в их зависимости. Так как именно ККС решает судьбу каждого судьи. Мы убедились в этом на примере председателя Кировского суда Мунира Валеева. Как только он принял решение, не понравившиеся властям, против него сразу же было инициировано заседание ККС, которое приняло решение о лишении его статуса судьи. Получается, что человек прослужил 30 лет в судебной системе, а его увольняют перед самым выходом на пенсию, лишая таким образом соответствующего пенсионного обеспечения. Какой же судья после это ослушается пожеланий республиканских властей или руководства Верховного суда республики? У нас в Башкирии с приходом нового главы региона и его «команды» фактически образовалась параллельная судебная система. Через нее власти защищают свои экономические интересы, занимаются отъемом чужой собственности, а также используют ее в политической борьбе. Вы помните, как в последний день выборной компании в городской Совет, наша партия лишилась десятка кандидатов по совершенно надуманным предлогам? Поэтому, партия Справедливая Россия полностью поддерживает требование об изменении порядка формирования ККС республики. В том случае, если наше требование не будет удовлетворено, мы оставляем за собой право обратиться в суд. Как это не странно прозвучит из моих уст".

 

Источник


Личка закрыта! Все вопросы - на форум. Спасибо за понимание.

Impossible is not a fact. It's an opinion. Impossible is not a declaration. It's a dare. Impossible is temporary. Impossible is nothing.

 


#15 Не в сети  АВТОР ТЕМЫ Иринка42

Иринка42

    Форт-Юст

  • Специалисты
  • PipPipPip
  • 30 145 Сообщений:
  • ГородНовосибирск

Написал 05 июл 2013 04:27

Путин подписал закон, запрещающий в судах "телефонное право"

 

Президент РФ Владимир Путин подписал закон, согласно которому сообщения обо всех просьбах и обращениях, которые поступают к судье во "внепроцессуальном" порядке, в том числе телефонные звонки, должны предаваться гласности.
 

"Федеральным законом устанавливается запрет на внепроцессуальные обращения и предусматривается предание гласности информации о таких обращениях путем её размещения на официальном сайте суда в сети Интернет", - говорится в сообщении на сайте Кремля.

 

Отмечается, что закон направлен на обеспечение принципа независимости и объективности при вынесении судебных решений.

С этой целью федеральным законом в закон "О статусе судей в РФ" вводится понятие "внепроцессуальное обращение". Под ним понимается обращение к судье по находящемуся в его производстве делу лица, не являющегося стороной судебного разбирательства, а также обращение к судье со стороны участников судебного разбирательства в не предусмотренной процессуальным законодательством форме.

Корреспондирующие изменения вносятся федеральным законом в Гражданский процессуальный кодекс РФ, Арбитражный процессуальный кодекс РФ, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, Кодекс РФ об административных правонарушениях и Федеральный закон "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов".

 

Закон был принят Госдумой 11 июня 2013 года и одобрен Советом Федерации 26 июня 2013 года.

Как ранее пояснил глава комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству Владимир Плигин, речь, по сути, идет о том, что каждое такое обращение, поступившее, в том числе в устной форме, судья должен зафиксировать в соответствующем журнале. Депутат считает, что "это сыграет серьезную дисциплинирующую роль". Кроме того, подчеркнул В.Плигин, подобная практика широко применяется в целом ряде стран.

Смотрите оригинал материала на http://www.interfax.ru/ifx.asp?id=657a8a45-b595-3743-bdf5-ddc67d1dc464


Личка закрыта! Все вопросы - на форум. Спасибо за понимание.

Impossible is not a fact. It's an opinion. Impossible is not a declaration. It's a dare. Impossible is temporary. Impossible is nothing.

 


#16 Не в сети  АВТОР ТЕМЫ Иринка42

Иринка42

    Форт-Юст

  • Специалисты
  • PipPipPip
  • 30 145 Сообщений:
  • ГородНовосибирск

Написал 09 июл 2013 20:51

Верховный суд России решил облегчить жизнь взяточникам: им больше не грозят «подставы» Игорь ВОЛКОВ,

«Особая буква»

Взятки и суды гладки
Не всякое «вознаграждение» должностного лица в обход бухгалтерии можно считать взяткой, постановил Верховный суд РФ. Кроме того, отныне запрещаются полицейские провокации — вручение «контрольной взятки».
ave.jpg 
Transparency International опубликовала во вторник исследование «Барометр мировой коррупции — 2013». При составлении рейтинга были опрошены 114 тысяч человек в 107 странах, том числе в России. Наши соотечественники считают ситуацию с коррупцией в стране весьма тяжелой. Большинство участников опроса разочарованы антикоррупционной кампанией, которую провозгласил Дмитрий Медведев в 2008 году. Наиболее коррумпированными граждане России считают госслужащих (74 процента опрошенных), полицейских (66 процентов), на третьем месте — сотрудники судов (59 процентов). Замыкают малопочетную пятерку представители законодательной власти (54 процента) и политические партии (49 процентов). На этом фоне Верховный суд РФ принимает постановление, которое по духу и букве облегчает жизнь взяточникам.

Верховный суд конкретизировал понятие «взятки»: это только получение денег или услуг за действия, связанные с осуществлением полномочий представителя власти, организационно-распорядительных либо административно-хозяйственных функций. С другой стороны, «не образует состав получения взятки принятие должностным лицом денег, услуг имущественного характера и тому подобное за совершение действий (бездействие), хотя и связанных с исполнением его профессиональных обязанностей, но при этом не относящихся к полномочиям представителя власти, организационно-распорядительным либо административно-хозяйственным функциям», гласит постановление пленума ВС РФ, принятое 9 июля 2013 года.

Но это еще не самое интересное. Верховный суд постановил, что госслужащего нельзя привлекать к ответственности, если к получению взятки его намеренно подстрекали сотрудники правоохранительных органов:

«Принятие должностным лицом… при указанных обстоятельствах денег, ценных бумаг, иного имущества или имущественных прав, а равно услуг имущественного характера не может расцениваться как уголовно наказуемое деяние».

То, что судьи выступили против полицейских провокаций, можно только приветствовать. Однако тут очередной раз обращает на себя внимание избирательность нашего правосудия.

Дело в том, что наши правоохранители очень ценят провокации как оперативную методику. Чтобы поймать злодея при совершении им преступления, нужно изрядно потрудиться: вести долгую и муторную слежку, рискуя пропустить что-то важное или нечаянно выдать себя, после чего «объект», если он не полный кретин, заляжет на дно или смоется… Куда как проще самим организовать преступление, задержать врага общества и отчитаться о блестяще проведенной операции. Большинство дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков, начались с «контрольных закупок», которые организовали сами полицейские или их агенты — как правило, мелкие наркоторговцы, однажды пойманные с поличным и согласившиеся помогать полиции в обмен на свободу. Подобным образом правоохранители «раскрывают» и многие дела о незаконном обороте оружия.

Иногда провокации организованы до смешного просто. Оперативник находит гражданина, испытывающего перманентные финансовые затруднения — обычно это личность без определенных занятий и не отягощенная интеллектом. Ему вручается пакет, который нужно за скромное вознаграждение перенести туда-то и отдать тому-то. Гражданин берется за эту работу. Разумеется, в пакете оказываются патроны, с которыми его торжественно «принимают» по статье «три гуся» (так в полицейских и криминальных кругах именуется статья 222 УК РФ, карающая за незаконный оборот оружия).

Иногда провокаторы в погонах действуют более изощренно. В 2009 году автор этих строк был районным координатором в одной оппозиционной организации. В настоящее время она приказала долго жить, да и автор давно покинул ее ряды, но суть не в этом. В мае 2009 года с нами связался гражданин средних лет, который изъявил желание бороться с антинародным режимом, не жалея сил, причем с использованием самых что ни на есть радикальных методов. Этот неведомо откуда взявшийся революционер рассказал, что знает военный склад в Подмосковье, который в ближайшее время ликвидируется, и с него можно украсть несколько единиц боевого стрелкового оружия. Правда, «крутой революционер» вел себя несколько странно: он почему-то непременно хотел услышать от нас предложение ограбить склад, буквально чтобы прозвучала фраза «Пошли, стащим пару автоматов». Поскольку идея ограбления склада не получила развития, решительно настроенный гражданин прекратил с нами общение.

Провокации при разработке оппозиционных организаций уже классика. Так, 1 сентября 2011 года в Нижнем Новгороде были задержаны двое несовершеннолетних жителей Ленинградской области Дмитрий Яшков и Илья Ульянов. Ночью, переодевшись в форму полицейских, они пытались поджечь приемную депутата-единоросса Вадима Жука. Однако возле приемной их поджидала засада — о готовящейся операции уже знали «где следует». Есть мнение, что юношей подговорил на «акцию» внештатный сотрудник Департамента по противодействию экстремизму, выдававший себя за ультраправого радикала. Вот почему о готовящемся поджоге стало известно заранее. На поджигателей пытались повесить подготовку убийства офицера полиции, но в суде решили, что это будет слишком, и Яшкова с Ульяновым осудили только за поджог, который, кстати, не нанес значительного ущерба приемной.

Похожий случай произошел совсем недавно и, что характерно, тоже в Нижнем Новгороде. 5 июля в этом городе были задержаны двое молодых людей, обвиняемые в том, что несколькими днями, точнее ночами, ранее пытались поджечь церковь Казанской иконы Божьей матери. Один из задержанных, Дмитрий Капелюш, активист «Левого фронта», в беседе с оперативниками ЦПЭ признался, что совершил поджог, протестуя против закона «о защите чувств верующих».

А вот личность второго до сих пор загадка. В СМИ сообщается, что он тоже активист «Левого фронта», однако леворадикалы не называют его имени. Что самое удивительное, инкогнито второго поджигателя сохраняют и правоохранительные органы. Можно предположить, что соучастник Капелюша является агентом нашей славной политической полиции, если только сам не носит погоны.

Было бы неплохо, если бы Верховный суд обратил внимание на практику провокаций как таковую. Потому что она, безусловно, порочна: вместо того чтобы предотвращать реальные преступления, правоохранители вовлекают в криминальную среду людей, которые в других условиях, может быть, и не решились бы нарушить закон. Однако высшая судебная инстанция страны предпочитает защищать интересы чиновников, которые, видите ли, обладают тонкой душевной организацией и не имеют сил воспротивиться искушению.


Личка закрыта! Все вопросы - на форум. Спасибо за понимание.

Impossible is not a fact. It's an opinion. Impossible is not a declaration. It's a dare. Impossible is temporary. Impossible is nothing.

 


#17 Не в сети  АВТОР ТЕМЫ Иринка42

Иринка42

    Форт-Юст

  • Специалисты
  • PipPipPip
  • 30 145 Сообщений:
  • ГородНовосибирск

Написал 11 июл 2013 18:13

В Госдуме создана рабочая группа по объединению высших судов
Комитет Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству создал рабочую группу по вопросам правового регулирования объединения Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ

Председатель профильного комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству Владимир Плигин сообщил, что возглавляемый им комитет создал рабочую группу по вопросам правового регулирования объединения Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ.

Как уточнил депутат, данное решение было принято по поручению спикера Госдумы Сергея Нарышкина.

Возглавит рабочую группу сам Нарышкин.

В состав группы, по словам Плигина, помимо депутатов всех парламентских фракций, войдут представители судейского сообщества и правоохранительных ведомств. Свое согласие на участие в работе группы уже дали советник президента РФ Вениамин Яковлев, заместители главы ВС РФ Петр Серков и Дмитрий Нечаев, председатель суда по интеллектуальным вопросам Людмила Новоселова, заместители руководителя ВАС РФ Артур Абсалямов и Татьяна Андреева.

«Заканчиваются консультации с Генеральной прокуратурой и Министерством юстиции РФ», - уточнил Плигин, слова которого приводит ТАСС.

«Уверен, что рабочая группа сумеет сделать серьезные предложения, которые приведут к формированию действенного и эффективного законодательства, регулирующего сложнейшие вопросы судоустройства и судопроизводства ", - заключил глава комитета Госдумы.

Ранее в четверг на пресс-конференции в Москве Нарышкин заявил, что на рассмотрении осенней сессии нижней палаты ожидаются поправки в Конституцию об объединении высших судов. Это, по его словам, потребует «большой ответственности и погружения в эти проблемы», учитывая «самостоятельность этой ветви власти».

 

Источник


Личка закрыта! Все вопросы - на форум. Спасибо за понимание.

Impossible is not a fact. It's an opinion. Impossible is not a declaration. It's a dare. Impossible is temporary. Impossible is nothing.

 


#18 Не в сети  АВТОР ТЕМЫ Иринка42

Иринка42

    Форт-Юст

  • Специалисты
  • PipPipPip
  • 30 145 Сообщений:
  • ГородНовосибирск

Написал 16 июл 2013 16:11

Один из самых известных российских юристов, бывший зампредседателя Конституционного суда, а ныне член президентского Совета по правам человека Тамара Морщакова рассказала корреспонденту РБК Александре Федотовой, зачем нужен Совет, к которому президент не прислушивается, кому выгодно объединение высших судов, откуда взялось "дело экспертов", а также какая система правосудия кажется привлекательной Дмитрию Медведеву и не только ему.

 

Как Вы считаете, нужен ли Совет по правам человека, если к его мнению не прислушиваются и веса его точка зрения не имеет?

Наверное, каждому надо задуматься, в чем состоит цель деятельности Совета по правам человека. Я не согласна со многими уважаемыми людьми, которые Совет покинули, исходя именно из этого тезиса - нас не слушают, мы для государственных институтов власти не авторитетны. Совет существует на самом деле не для власти только, а для граждан, для того, чтобы перед властью, какой бы она ни была, интересы граждан защищать. Докричится он или не докричится - это вопрос. Но бывают случаи, когда его слышат, когда можно что-то поправить.

Совет предлагает поправки в законопроекты, которые иногда и принимаются. Например, о гуманизации Уголовного кодекса, необходимость которой подтверждалась, в частности, исследованиями Центра правовых и экономических исследований при ВШЭ. 4 пакета законопроектов по гуманизации уже приняты. Об их принятии недавно одобрительно президент говорил на экономическом форуме в Санкт-Петербурге. Многие вопросы в этих пакетах еще не получили решения, но они приняты. Хотя следователи СК ставят сейчас президентскому Совету и названному Центру в вину, что их предложения и разработки создали иллюзию необходимости гуманизировать уголовный закон.

Но все-таки реально число случаев, когда в отношении предпринимателей в ходе расследования применяется такая мера пресечения, как арест, сегодня совсем не такое, как это было до принятия изменений. Они касаются не одного конкретного человека, а большой массы людей, потому что речь идет о нормах. Правда, правоохранительная система все равно ищет пути обхода: нельзя по предпринимательским статьям арестовать, предъявим обвинение еще и по другой статье, и тогда арестуем.

Совет существует на самом деле не для власти только, а для граждан, для того, чтобы перед властью, какой бы она ни была, интересы граждан защищать. Докричится он или не докричится - это вопрос. Но бывают случаи, когда его слышат, когда можно что-то поправить.

Проект постановления об амнистии подвергнутых уголовному преследованию предпринимателей, который сейчас обсуждается, также возник из предложения Совета, которое было представлено Президенту еще к двадцатилетию признания независимости России весной 2011г. Правда, в другом, более широком, чем теперь, варианте. Там были предложения и об амнистировании осужденных лиц, относящихся к социально незащищенным категориям: несовершеннолетним, пенсионерам, инвалидам, участникам войны, женщинам с детьми. Амнистия, которая сейчас обсуждается, инициирована Уполномоченным по правам предпринимателей, поэтому ориентирована только на предпринимательские статьи в Уголовном кодексе.

И все это, что делалось и делается Советом, надо бросить, потому что нас не слушают? У нас есть свобода мнений, свобода высказывать свои убеждения. Мы высказываем свою позицию - нас слышит общество. Разве позиция Совета не важна для общества? Не слышат власти? Так перестанем высказывать или продолжим? Вот какая альтернатива.

Сейчас идут допросы экспертов по второму "делу ЮКОСа", недавно вызывали и Вас. О чем с Вами беседовали следователи?

Это случилось уже после того, как проходили допросы и изъятия документов у известного экономиста, участвовавшего в анализе экономических вопросов, затронутых во втором приговоре по "делу ЮКОСа", Сергея Гуриева - благодаря нему вся информация об этом появилась в публичном пространстве. У него были изъяты все электронные носители. Уехав из страны, он предъявил процессуальные документы, на основании которых в РЭШ (он был ее ректором) проводился обыск, и стало ясно, что следственные органы озабочены существованием некоей преступной организации.

1373963263_0851.600x468.jpeg

Фото: РИА Новости

По их мнению, "преступная организация" состояла из представителей ЮКОСа, против которых дело было возбуждено еще в 2003г., и они уже тогда, оказывается, создали финансовые источники за рубежом с целью, как написано в этих документах, в дальнейшем финансово обеспечить организацию и проведение незаконных экспертиз для оказания противоправного воздействия на осуществление правосудия в собственных интересах. Понятно, что можно предположить любую прозорливость юкосовцев, но вряд ли в 2003г. можно было представить, что какому-то Совету придет в голову заняться проведением анализа еще не появившегося приговора.

Однако в результате этих предположений у СК возникла идея о связи между Центром экономических и правовых исследований, его научным руководителем Еленой Новиковой и мною – она якобы получала деньги от названных обвиняемых и передавала их мне. Собственно, это та линия рассуждений, которая объясняла, почему я должна была появиться на допросе в Следственном комитете. Но в СК, и это, наверное, как-то оправданно, исходя из той переписки, которую изучили сотрудники комитета, интересовались в основном вопросами организации общественной научной экспертизы, проводившейся Советом по второму приговору в отношении руководителей ЮКОСа.

Муссируется идея, что эксперты были подобраны специально такие, которые кому-то нравились. Тот факт, что многие отказались участвовать в экспертизе, не очень мотивирует размышления сотрудников Следственного комитета. Но зато их мотивирует другое - поиск в переписке того, что связывало работников центра и экспертов еще до момента, когда они такими экспертами стали.

По их мнению, "преступная организация" состояла из представителей ЮКОСа, против которых дело было возбуждено еще в 2003г., и они уже тогда, оказывается, создали финансовые источники за рубежом с целью, как написано в этих документах, в дальнейшем финансово обеспечить организацию и проведение незаконных экспертиз для оказания противоправного воздействия на осуществление правосудия в собственных интересах.

Предмет допроса заключался именно в этом. "А знаете ли Вы такого-то?" – "Да, знаю, он был автором коллективной монографии" (с моим участием тоже). "А знаете ли Вы такого-то?" – "Нет, я его не знаю". Это уже были прямые вопросы о том, знаю ли я Михаила Ходорковского или каких-то из его адвокатов.

Как Вы считаете, с какой целью ведутся все эти действия против экспертов и чем это им может грозить?

Мне кажется, что прежде всего это преследует цель опорочить тех, кто организовал проводившуюся по инициативе Совета общественную экспертизу: "Никакие вы не белые и пушистые, раз за проведение круглых столов и организацию парламентских слушаний в Думе или за разработку концепции развития уголовного законодательства в сфере экономики гонорары получаете". То, что эти публичные мероприятия и общественный анализ приговора (которым упомянутый Центр не занимался) проводились разными субъектами, уже никого не интересует.

Вторая цель, наверное, в том, чтобы экспертное сообщество задумалось: к чему это оно собирается прикоснуться? А не к деятельности ли священной государственных институтов и структур?

Хотя даже "официальной идеологией" такой подход не оправдан, потому что Президент в указах, изданных в день инаугурации, пишет как важна активность общественных советов, оценивающих деятельность госструктур. Пишет, что любой проект, который правительство предлагает по своей инициативе, должен анализироваться специалистами извне. Рекомендовано даже правительству предусматривать на такое рассмотрение не менее 60 дней, если речь идет о социально важных проектах.

"Никакие вы не белые и пушистые, раз за проведение круглых столов и организацию парламентских слушаний в Думе или за разработку концепции развития уголовного законодательства в сфере экономики гонорары получаете". То, что эти публичные мероприятия и общественный анализ приговора (которым упомянутый Центр не занимался) проводились разными субъектами, уже никого не интересует.

Получается, что официально провозглашается одно, а реально осуществляется другая линия. О том, почему она осуществляется, тоже можно построить какие-то версии. Кто работает на эту другую линию? Работники правоохранительных органов. А какие именно? А может, это те самые работники, выводы которых оценивали (на общественных началах) специалисты Совета? Да, в какой-то мере это те же самые люди, предложившие ранее суду именно те выводы по делам ЮКОСа, которые правосудие и приняло. На самом деле из 700 с лишним страниц второго приговора - это проанализировал как раз один из экспертов - более 600 - это чистый текст обвинительного заключения. В Европейском суде есть такие прецеденты, когда, обнаружив такие вещи в конкретном деле, суд говорил, что национальный суд не был объективен, так как он почти полностью повторил выводы расследования.

А может появиться третье "дело ЮКОСа", "дело экспертов"?

Да, в общем-то, неформально оно уже развивается. Но, если смотреть на законную процедуру производства по любому уголовному делу - это как раз моя область, в которой я специализировалась - это недопустимо. Никакое дело по факту общественного анализа приговора не возбуждено – для этого нет законных оснований! Если в любой момент процесса обнаруживается, что не имел места акт возбуждения дела в отношении тех фактов, которые представляют собой новый предмет расследования, то, как только это обнаружится, новое расследование подлежит прекращению. В любой момент процесса. Так написано в Уголовно-процессуальном кодексе.

Совет по правам человека часто прибегает к помощи экспертов, и после таких событий многие могут призадуматься…

Во всяком случае, эксперты, привлекаемые для заключений по уголовным делам, наверное, должны задуматься.

А как это отразится на работе Совета?

Совет без экспертного сообщества работать не может. Представьте себе разнообразие ситуаций, которые люди ставят на рассмотрение перед Советом - там есть самые разные юридические вопросы.

Недавно рассматривались новые законы о регистрации в жилых помещениях, об усыновлении, о преследовании журналистов за клевету, об ограничениях в Интернете и т.д. Что, у Совета должны быть обязательно свои юристы, кандидаты и доктора юридических наук по вопросам распоряжения жилой площадью, заключению договоров аренды помещений, уголовной ответственности или защите Интернета? Не по такому же признаку организуется Совет. У него есть постоянные группы, которые работают по определенной тематике, у этих групп есть свои возможности искать экспертов, научное сообщество знает, как и где их искать.

Совет без экспертного сообщества работать не может. Представьте себе разнообразие ситуаций, которые люди ставят на рассмотрение перед Советом - там есть самые разные юридические вопросы.

Может ли это грозить уголовными делами экспертам. Сергей Гуриев уже покинул Россию, были ли у него для этого реальные причины?

Этот вопрос очень личный, каждый решает его для себя сам. Совет при Президенте по поводу его отъезда принял заключение с целью защитить экспертное сообщество от возникновения причин для таких опасений, текст размещен на сайте. Совет пришел к выводу, что человек вправе, защищая не только свободу свою и неприкосновенность, но также честь и достоинство, поступить так, как он считает необходимым. А разве это не является оскорбительным, когда тебя так преследуют безо всяких оснований? Основанием могут являться только такие действия, как пишет закон, которые содержат признаки состава какого-либо преступления. В подготовке заключения профессионалами нет признаков состава преступления. Они дали свой анализ по материалам приговора, вступившего в законную силу, свободно высказали свою оценку, в том числе критическую, в адрес правоохранительных органов. Нет такого состава преступления в Уголовном кодексе. Причем состав преступления не появился бы даже в том случае, если бы экспертиза была платной. Поэтому то, что сейчас исследуется, не представляет собой допустимый предмет уголовного дела.

Нет признаков состава преступления. Они дали свой анализ по материалам приговора, вступившего в законную силу, свободно высказали свою оценку, в том числе критическую, в адрес правоохранительных органов.

Подробно об истории "дела экспертов" рассказывает Тамара Морщакова

В.Путин поручил проработать вопрос об объединении Верховного суда с Высшим арбитражным. Ваше отношение к этой инициативе, кто от нее выиграет?

Я думаю, что не выиграет никто, я не могу представить себе какой-нибудь положительный эффект от этого объединения. Единственное, чем его уже объясняли, это то, что в практике Верховного суда и Высшего арбитражного суда встречаются правовые позиции, которые противоречат друг другу. То, что объединение приведет к тому, что позиции станут едиными, - это большое заблуждение.

За каждым из этих судов внизу выстроена большая система судебных органов разного уровня, разные судебные инстанции. Многие дела, разрешенные нижестоящими судами, даже не дойдут до высших судов (если решения по ним не обжалованы), значит будет сохраняться возможность для разных позиций в одной судебной системе и в другой. Конечно, суд внизу всегда посмотрит, как относится к тому или иному вопросу его вышестоящая инстанция, но посмотрит по своему профилю, внутри своей общей или арбитражной системы.

Обсуждается объединение высших судов. Всю же иерархическую систему судов общих и арбитражных на других уровнях вообще объединить невозможно, потому что они устроены по разным территориальным принципам.

Судебная система судов общей юрисдикции, которые рассматривают гражданские, административные и уголовные дела, устроена применительно к административно-территориальному делению. Система судов арбитражных устроена по территориальным округам - их 10 всего. Субъектов федерации у нас почти 80, а там 10 округов. Слить эти системы немыслимо. И потом, специфика деятельности все равно есть. Важно, чтобы в практике учитывалась специфика деятельности, в том числе и при подготовке судей, и при выработке ими решений. По-разному решаются гражданские дела в отношении раздела имущества между супругами и раздела каких-то активов между юридическими лицами. Хотя и те, и другие суды применяют нормы гражданского законодательства, но предмет рассмотрения разный и процедуры разные.

 

В арбитражный суд приходит человек, который всегда имеет юридическое образование: он или представляет организацию, которая спорит в арбитражном процессе с другой организацией, или индивидуального предпринимателя. А кто в вопросах права помогает гражданину в суде? Высший арбитражный суд защищает такую точку зрения: в арбитражный суд может прийти спорить в качестве стороны только юрист. Применительно к общим судам Конституционный суд сказал: нельзя ввести это требование. Ни территориально, ни по сути процедур объединение на данном этапе просто невозможно. Если это стали бы соединять, наступила бы полная разруха. Кому это выгодно?

Речь все же идет об объединении судебных инстанций в высших судах. Но они разные! В Высшем арбитражном суде дела рассматриваются только в порядке надзора, и кое-что, немного, в порядке суда первой инстанции, когда кто-нибудь из предпринимательского сословия оспаривает собственность или имущественные права всей Федерации или, наоборот, Федерация оспаривает права какой-нибудь коммерческой организации, или оспариваются нормативные акты, принятые в сфере регулирования деятельности коммерческой организации - все, что ВАС рассматривает по первой инстанции. А в Верховном суде? Я уж не говорю, что там масса судебных актов рассматривается в порядке апелляции, кассации, чего нет в Высшем арбитражном суде. Плюс еще и в порядке надзора. Кроме уголовных дел, там рассматриваются избирательные дела, причем они рассматриваются Верховным судом в качестве суда первой инстанции. Как это все объединить?

Можно сказать: здание одно построим, и вместо пяти коллегий Верховного суда прибавим к ним еще две из Высшего арбитражного суда. Будет не пять, а семь коллегий, и каждый будет заниматься своим делом.

А что делать с пленумом, который разъясняет судебную практику на основе ее обобщения? Хорошо, все судьи двух судов соберутся и обсудят общие вопросы, хотя их мало. А дальше все равно придется поделиться на части и обсуждать отдельно. А может ли быть единым президиум нынешних двух высших судов? Президиум - это судебная инстанция, судебный орган, он пересматривает дела, по которым решения вступили в законную силу. И как один президиум будет рассматривать всю эту разность? В президиуме коллегий нет. Он заседает большим кагалом. Как они будут в объединенном президиуме решать дела, жалобы на которые вытекают из таких разных процедур и предметов правового спора?

Как человек с юридически образованием - Дмитрий Медведев - может поддерживать такую инициативу?

Я давно слышала на заседании Совета еще в те времена, когда Дмитрий Анатольевич возглавлял Администрацию президента, что ему больше нравится Верховный суд, как в США.

Но единый Верховный суд США - не аналог этих наших двух судов. Этот суд состоит из 9 человек. Наш Верховный суд состоит более чем из 100 членов, плюс четыре с лишним десятка из Высшего арбитражного суда. Верховный суд США - аналог не объединенного суда, а Конституционного суда. Разница заключается только в одном. В российском Конституционном суде и некоторых других конституционных судах процесс начинается в связи с необходимостью проверить содержание закона на соответствие Конституции, а у американцев процесс начинается по конкретному делу, если в этом деле толкуется какой-то закон, и встает вопрос, соответствует ли это толкование американской Конституции или нет. Решив этот вопрос, суд разрешает и конкретное дело. Вот в чем разница. А наше конституционное правосудие, сделав выводы о неконституционности норм, говорит: "Этот закон действовать перестал, а решения, принятые на основании этих норм, будут пересмотрены другими судами", то есть отсылает к компетенции общих и арбитражных судов.

Если говорить о Конституции, у которой скоро будет юбилей, как вы считаете, за 20 лет не назрела ли необходимость каких-либо изменений?

А вы видите возможность положительных изменений? Я говорю о реальности. Конституцию принимали в определенных обстоятельствах, тяжелых. Общество в тех тяжелых обстоятельствах договорилось с властью, на какой основе можно обрести какой-то консенсус. Главным являлось то, что Россия будет правовым, социальным, федеративным государством, с республиканской формой правления, и высшей ценностью в нем будут права человека. Чтобы поменять это, нужно не изменения в Конституцию вносить, а другую принимать. Так было специально записано в предпоследнем ее разделе. Российская Конституция относится к таким конституционным актам, которые называются жесткими и которые трудно менять. Изменять положения, которые я назвала, запрещено.

Но сказано, что если очень хочется изменить эти пункты - про права человека как высшую ценность и про то, что мы не монархия, а правовое и светское государство - надо принять новую Конституцию, и для этого надо созвать Конституционное собрание, которое должно решить, надо ли эту Конституцию выбросить и другую принять. Если оно приходит к такому выводу, оно может либо само принять документ, либо вынести это принятие на референдум.

А все другие главы - как устроена государственная власть, из кого состоит Государственная дума, как выбираются члены Совета федерации или кто и как формирует кабинет министров - эти вопросы можно менять в Конституции определенным большинством голосов. Нужно, чтобы был принят федеральный конституционный закон, чтобы за него проголосовали две трети депутатов Госдумы, три четверти членов Совета Федерации, а потом чтобы этот закон был одобрен двумя третями законодательных собраний субъектов. Тоже непростая процедура. Но если кто-то убежден - Государственная дума, Совет федерации - они могут это сделать.

Но сказано, что если очень хочется изменить эти пункты - про права человека как высшую ценность и про то, что мы не монархия, а правовое и светское государство - надо принять новую Конституцию, и для этого надо созвать Конституционное собрание, которое должно решить, надо ли эту Конституцию выбросить и другую принять.

На Ваш взгляд, нужно там что-то менять?

Из того, что можно? Это вопрос политики, хотя и вопрос конституционного развития. Тогда мы должны будем обсуждать, какую республику мы хотим иметь? Президентскую? А может, она должна быть полупрезидентской, а может парламентской? Может, она должна быть такой, чтобы парламент был более действенным контролером по отношению к правительству?

Это решение должен принять парламент. Найдите депутатов, которые сейчас в парламенте это скажут: "Мы хотим больше контролировать правительство". Пожалуйста – завоевывайте большинство в нижней и верхней палатах парламента. Только возможность получить такое большинство реально создается не тогда, когда депутаты заняли места, а создается она на выборах, когда избиратели голосуют за предлагаемые кандидатами программы.

Мы можем рассуждать, обеспечивает ли система выборов, которые у нас есть, возможность формирования высших законодательных органов в соответствии с волей большинства. Это сущностный вопрос. А потом должен быть поставлен вопрос: "Существует ли реальное желание, чтобы результаты выборов соответствовали воле большинства?" В зависимости от этого будут приниматься решения по избирательному законодательству, например по законодательству о партиях.

 

Ну и напоследок прокомментируйте самое громкое дело последнего времени - "дело Навального".

Я совершенно не могу это комментировать. Мне это запрещено статусом, потому что все, что я скажу, было бы запрещенным для меня содействием той или иной стороне.      

 

Читать полностью: http://top.rbc.ru/viewpoint/16/07/2013/866221.shtml


Личка закрыта! Все вопросы - на форум. Спасибо за понимание.

Impossible is not a fact. It's an opinion. Impossible is not a declaration. It's a dare. Impossible is temporary. Impossible is nothing.

 


#19 Не в сети  АВТОР ТЕМЫ Иринка42

Иринка42

    Форт-Юст

  • Специалисты
  • PipPipPip
  • 30 145 Сообщений:
  • ГородНовосибирск

Написал 25 июл 2013 11:34

Игра в суд: репортаж с процесса по освобождению Марии Алехиной
 
RIAN_02251510.LR.ru.jpg
Марию Алехину посетители Пермского краевого суда смогли увидеть только по видеосвязи
 
В этой игре в суд кто-нибудь обязательно ведется. Причем никогда не известно, кто это будет. Один раз, например, на суде в Березниках — это город в Пермском крае, где с декабря по июль отбывала наказание Мария Алехина — повелась прожженная местная адвокат Алехиной Оксана Дарова: так подчеркнуто вежливо, даже где-то заботливо вела себя судья, что можно было и повестись. А в Зубовой Поляне, где сидит Надежда Толоконникова, повелась Ирина Хрунова — ненадолго, вот только в районе обеда и сразу после, но факт: повелась, потому что суд был такой, каким его показывают в сериалах. Потом даже как бы оправдывалась, в том смысле, что все-таки шанс есть всегда: вероятность того, что один отдельно взятый судья в одном отдельно взятом деле решится на поступок, не нулевая все-таки.
 
На этот раз накануне слушания по апелляционной жалобе на отказ Алехиной в условно-досрочном освобождении, когда я спросила Хрунову, есть ли шанс, что Алехину отпустят, она отрезала: «Нет!»
 
А через полчаса Павел Чиков, глава правозащитной юридической организации «Агора» и муж Хруновой, написал твит: «Я же говорю, отпускать будут».
 
И Хрунова уже отчаянно почти закричала: «Нет!»
 
Чиков так написал потому, что Алехину зачем-то этапировали из Березников в Пермь, причем предварительно уволив с работы в колонии. ФСИН объяснил адвокатам, что этапируют для присутствия на слушании в Пермском краевом суде, хотя вообще на слушания по апелляции на отказ в УДО осужденных не доставляют никогда, а Алехину так и вовсе на последние три суда по ее жалобам и ходатайствам не доставляли, всякий раз обеспечивая ей «присутствие по видеосвязи». А в воскресенье выяснилось, что Толоконникову этапируют в Саранск для присутствия на слушании по ее жалобе на отказ в УДО через два дня после слушания Алехиной. И тут уже все складывалось один к одному, потому что ну не могут же разные ФСИНы вдруг по отдельности сойти с ума и решить пойти вопреки общепринятой практике. Что-то за этим стоит. Вот и правозащитник Александр Подрабинек написал в фейсбуке, что могут, вдруг, чем черт не шутит, и освободить.
 
Поэтому в конце ужина накануне слушания Хрунова еще проговорила: «Так, завтра всего лишь еще один день, завтра ничего не решается».
 
Назавтра в огромном новом здании Пермского краевого суда, где в лифтах играет приятная музыка, а на стенах в вестибюле на стеклянных панелях вырезаны латинские высказывания о правосудии и справедливости, всех собравшихся на суд журналистов и правозащитников встречал обходительный пресс-секретарь суда. Завел всех в зал по очереди: сначала камеры, потом пишущие и родственники и группа поддержки. Посередине большого светлого зала висят два жидкокристаллических экрана, один для суда, другой — для публики. Пока журналисты устраивались так, чтобы видеть огромную, просторную, двухкамерную клетку из стекла и дерева, Хрунова и мать Марии Алехиной Наталья Сергеевна посмотрели наверх на экраны. Там была Мария Алехина, по видеосвязи из пермского СИЗО №5, в железной клетке — камера была установлена по эту сторону решетки. Никто не собирался доставлять ее в суд. И освобождать ее тоже никто не собирался.
 
Повелся на этот раз продюсер Александр Чепарухин, который давно и активно занимается поддержкой Pussy Riot и бывает, кажется, на всех судебных слушаниях. Чепарухин тяжело дышал и стеснялся своих переживаний: «Я так раскочегарился». Наталья Алехина учила его, что сама она никогда не позволяет себе никаких позитивных ожиданий, а следовательно — разочарований. Это не совсем там: я помню, что в Березниках на слушании по 82-й статье — когда Мария Алехина просила отложить исполнение наказания до тех пор, пока сыну не исполнится 14 лет, — Наталья Сергеевна повелась: была та самая душевная судья.
 
Тогда зачем Алехину привезли в Пермь, а Толоконникову — в Саранск? Вероятно, потому, что колония в Березниках просто очень хотела избавиться от Алехиной, но делать это в открытую боялась из-за возможного общественного внимания и вообще по привычке. Поэтому сказали, что везут на суд. Ну а когда в мордовском ФСИН услышали об этом поветрии, видимо, решили, что так теперь положено — и на всякий случай этапировали Толоконникову.
 
Избавиться же от Марии Алехиной исправительная колония №28 хотела потому, что она развела там невыносимую для администрации правозащиту. «Она требует того, что, как она считает, ей положено, — рассказывает Хрунова. — Она ведет переговоры с персоналом — она их только так и называет, «персонал», — только в письменном виде. Она носит с собой вооот такие папки». В папках — документация о нарушениях прав заключенных, связанные с производством, с соблюдением техники безопасности, с оплатой труда, с соблюдением санитарных норм. «Я знаю многих людей, которые ей благодарны, — говорит 25-летняя Елена Ткаченко, три недели назад освободившаяся после почти пяти лет в ИК-28 за мошенничество. — Если бы не она, этих изменений не произошло бы. Эти изменения ощутимы». Главное — некоторым заключенным удалось, благодаря Алехиной, сократить рабочий день с 12 часов каторжного труда до законных восьми. В некоторых отрядах сделали ремонт, провели горячую воду. В одном отряде даже сократили количество коек до положенного.
 
plckis%20pfrsnp%202013-07-25%20j%2011.01 Елена Ткаченко помогала подготовить Марию Алехину к заседанию
Ткаченко, которая пыталась заниматься правозащитой в колонии еще до появления Алехиной, тоже ей очень благодарна за дружбу, за защиту и даже за УДО — кто знает, когда бы ее выпустили, если бы колония так не торопилась отправить восвояси хотя бы одну из них.
 
Накануне суда Ткаченко приехала из Соликамска, специально чтобы помочь подготовить Алехину. Ну или по крайней мере приодеть. Надо было передать резинки для волос (5 штук), следки (2 пары), блеск для губ, тушь для ресниц и бусы. Принимавшая передачу инспектор СИЗО о бусы споткнулась: «Что это?» — «Понимаете, завтра суд, у нее будет все синее, платье синее, и бусы нужны синие». Но бусы передавать не положено. А платье у Алехиной было в клетке на экране очень красивое: левая половина синяя, на правой — две вертикальные полоски, голубая и белая. Резинок из-за освещения в СИЗО видно не было, но на голове у Алехиной, кажется, была синяя бархатная шапочка.
 
Оттуда, из клетки на экране, Алехина вела свою уже привычную борьбу. Заявляла ходатайство за ходатайством. О том, чтобы наладить факсимильную связь между СИЗО и судом, чтобы она могла присылать письменные ходатайства (наладили). О приобщении разных документов к делу (не приобщили). О консультации с защитой (для этого судебное заседание прерывалось, отключалась видеосвязь в зале и налаживалась в отдельном кабинете, куда шла Хрунова). Об этапировании в суд (не этапировали). О перерыве на обед (прервались). В какой-то момент по голосу — все повышающемуся и, кажется, прерывающемуся — стало понятно, что она начинает терять самообладание. Но тут как раз кончилось терпение у председательствующего, судьи Похожаева. Когда он наконец покончил с ходатайствами и объявил, что переходит к судебному следствию, Алехина в очередной раз попросила дать ей посовещаться с адвокатом. «А до этого что вы с адвокатом обсуждали? — возмутился судья в красивой черной мантии, и его красивое лицо исказилось раздражением. — Если это не секрет, конечно. Вы не обсуждали, как себя вести на процессе?»
 
Когда на Алехину нападают, она немедленно обретает хладнокровие. «Пожалуй, суд ограничивает мое право на защиту», — заметила она.
 
«Право-то право! — ответил судья. — Но есть такая вещь как злоупотребление правом». После этого он удовлетворил ходатайство о совещании, но потребовал «уже обсуждать весь оставшийся ход процесса, чтобы нам больше не прерываться».
 
Таким образом, судья, в общем, не оставил Алехиной выбора. Посовещавшись с Хруновой, она заявила, что выходит из судебного процесса, который таковым и не считает, так как в нем систематически нарушается ее право на защиту. Потребовала, чтобы ее вывели из клетки, и пока судья собирался с мыслями и аргументами, демонстративно повернулась спиной к камере. Маленький ее силуэт на экране выражал всю меру презрения к тому, что выдавало себя за суд.
 
Когда Алехину наконец отключили, дело пошло споро: судья быстро зачитал необходимые документы, быстро посовещался со своими двумя коллегами и быстро вынес решение отказать в апелляционной жалобе. Хрунова с Верзиловым даже успели на самолет в Москву, с которого они должны были успеть на поезд в Саранск, где в пятницу будет рассматриваться жалоба Толоконниковой. По дороге в аэропорт Хруновой позвонила помощница судьи из Саранска, чтобы узнать, когда она приедет и договориться, когда Толоконникову доставят в суд — пораньше, чтобы они успели вместе ознакомиться с материалами дела. Перезвонила спустя пять минут и все подтвердила. Такая обходительная помощница судьи.
 
Как будто в пятницу в Саранске будет настоящий суд, а не игра в него.

Личка закрыта! Все вопросы - на форум. Спасибо за понимание.

Impossible is not a fact. It's an opinion. Impossible is not a declaration. It's a dare. Impossible is temporary. Impossible is nothing.

 


#20 Не в сети  АВТОР ТЕМЫ Иринка42

Иринка42

    Форт-Юст

  • Специалисты
  • PipPipPip
  • 30 145 Сообщений:
  • ГородНовосибирск

Написал 25 июл 2013 19:20

Андрей Клишас: "Поправки в Конституцию вносятся в крайних случаях"
 

Со стороны порой кажется, что основные законодательные баталии в последние год-два происходят исключительно в нижней палате российского парламента, а сенаторы с Большой Дмитровки чуть ли не автоматически утверждают то, что поступает к ним с Охотного Ряда. Впечатление обманчиво.

 

Стоит вспомнить хотя бы наделавший шум в начале этого года так называемый "закон Димы Яковлева", который в многочисленных дискуссиях отстаивали в первую очередь многие нынешние члены Совета Федерации. Примерно то же самое сейчас будет происходить вокруг объединения двух высших судебных инстанций страны, анонсированного президентом Владимиром Путиным месяц назад.

 

В интервью РАПСИ глава комитета верхней палаты по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества Андрей Клишас объяснил, с чего правильно начинать слияние двух ветвей судебной власти, зачем парламент ежегодно принимает столько новых законов, а также напомнил, как правильно вести дискуссии по злободневным правовым коллизиям.

 

"Нельзя слить воедино два суда, все остальное оставив неизменным"

- О возможном объединении высших судов у нас говорили много, долго, но неофициально, в кулуарах. Причем слухи о таком слиянии ходили, по меньшей мере, последние 3-4 года. Когда Владимир Путин 21 июня на Санкт-Петербургском экономическом форуме объявил об этих планах с трибуны, показалось, что это стало неожиданностью, в том числе, для госчиновников и парламентариев. Как вы восприняли данную новость?

- Поскольку действующая Конституция предусматривает, что две разные ветви судебной системы возглавляют две разные высшие судебные инстанции, в этом плане предложение главы государства было действительно неожиданным. И напомню, первое, что сказал президент: такое слияние требует внесения соответствующих поправок в Основной закон. Это очень серьезный вопрос, ведь политика последних лет заключалась в том, что поправки в Конституцию России вносятся лишь в чрезвычайных случаях.

- Получается, переезд высших судов в Санкт-Петербург и их объединение это все же ЧП?

- Дам личную оценку тому, что произошло и еще должно произойти с объединением судов. У нас звучит много критики в адрес судебной системы. Она касается и системы судов общей юрисдикции, и арбитражных судов. Не стоит сейчас вникать, справедлива ли данная критика, или нет, судебная система у нас не идеальна. Но давайте попробуем найти в нашей жизни хоть одну сферу, которая является такой, что всем все нравится. В правоохранительном блоке, в социальной сфере, культуре, образовании, здравоохранении всегда отыщутся моменты, которые нас беспокоят.

- Что существенно в данном случае?

-  Во-первых, конечно же, единообразное применение законодательства. Нужно быть реалистами, и понимать, что в данном вопросе мы все еще далеки от совершенства. Да, поначалу, во второй половине  90-х годов, Верховный и Высший арбитражный суды России по немалому числу спорных вопросов собирали совместные пленумы и формулировали общие решения и подходы. Со временем эта практика сошла на нет.

Во-вторых, российскую арбитражную систему хвалят за внедрение элементов электронного документооборота и даже судопроизводства, вольно или невольно противопоставляя ее судам общей юрисдикции, где аналогичные процессы идут не такими быстрыми темпами. При этом электронное судопроизводство, которое в последние годы внедряется, должно быть именно судопроизводством, со всеми правилами, связанными, к примеру, с допустимостью доказательств и т.д.

Но чтобы в контексте объединения судов говорить об этой сфере предметно, надо посмотреть, какие прозвучат предложения, связанные с поправками в Конституцию. Именно от них мы будем отталкиваться. Выскажу и здесь личную точку зрения. Я не верю, что можно просто взять и слить два высших суда воедино, а все остальное оставить неизменным. Мне кажется, что так система функционировать не сможет. И нужно еще раз обратиться к тексту действующей Конституции, конкретнее, к положениям статьи 118: "Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства". И если, например, у нас кодекса административного судопроизводства не было, но у нас имеется Арбитражный процессуальный кодекс. При этом арбитражного судопроизводства в Конституции нет.

Поэтому пора уже перестать делать вид, что в этом смысле у нас все в порядке. Повторюсь – я не думаю, что процесс объединения судов закончится механическим слиянием двух высших судебных инстанций. Здесь потребуется очень серьезно перестроить деятельность как судов общей юрисдикции, так и системы арбитражных судов.

- Сразу после выступления Владимира Путина юристы, работающие с арбитражами, чуть ли не единогласно высказали опасения, что наработки арбитражных судов по электронному правосудию после слияния окажутся никому не нужными, и такую прогрессивную систему придется строить заново, чуть ли не с нуля.

- Я для этого не вижу никаких оснований. Наш комитет очень тесно общается с высшими судебными инстанциями. Поверьте, у того же Вячеслава Лебедева, главы ВС РФ, есть очень четкое понимание того, насколько это важная сфера и что к ней надо очень внимательно относиться. Поэтому я не думаю, что положительные начинания просто так возьмут и отомрут.

- На ваш взгляд, насколько важную роль в таком объединении будут играть финансы? Ведь даже по самым скромным подсчетам, переезд ВС РФ и ВАС РФ в Санкт-Петербург вместе с их слиянием обойдутся федеральному бюджету минимум в 65-70 млрд. рублей.

- Это важный аспект. Но все же куда важнее сейчас посмотреть на концепцию поправок в Конституцию, после этого оценить, какие законодательные акты следом надо будет поменять. И вот тогда мы попросим Правительство РФ представить соответствующие расчеты, чтобы предметно оценить, как слияние повлияет на федеральный бюджет. И это будет одним из оснований утверждения всего пакета законодательных поправок и определения сроков, когда все это будет реализовано.

- Но до конца текущего года это вряд ли произойдет?

- До конца осенней сессии нам, дай бог, проработать бы все изменения законодательства, которые необходимы. А для введения всей этой реформы в действие потребуется, конечно же, дополнительное время.

- И все же – концептуально мы говорим об объединении равных ветвей судебной власти, закрывая глава на то, что арбитражных судов в десятки раз меньше, чем судов общей юрисдикции?

- Концепция состоит в том, и это очень важно подчеркнуть, что произойдет именно полноценное слияние равных по значимости судебных ветвей власти. Все, что наработано в обеих судебных системах, будет сохранено.

"Законодательный процесс у нас гарантирует принятие качественных нормативных актов"

- Первые лица Госдумы, подводя в последние годы итоги весенних и осенних сессий, любят упомянуть число принятых новых законов. И это число каждый раз оказывается стабильно больше двухсот. Ряд современных юристов-скептиков в таких ситуациях предпочитает цитировать древнеримского историка Тацита, который говорил: "Чем ближе государство к падению, тем многочисленнее его законы". Вы с кем согласны?

- Мне кажется, что последнее утверждение ошибочно. Во всех европейских странах нормативные акты сейчас принимаются сотнями. Другое дело, что нужно четко анализировать, какие именно органы наделены такими полномочиями. И тогда вы увидите, что в большинстве государств Европы очень развито так называемое делегированное законодательство. Это когда, по сути, полномочия законодательных органов переданы органам исполнительной власти. И они принимают очень большое количество нормативных актов, имея на то соответствующие полномочия от законодателя. Это есть и у нас. Правительство РФ и ведомства могут принимать нормативные акты. Но это не развито в том объеме, как во многих и многих государствах.

Если вы посмотрите предметно, какие поправки мы, собственно, принимаем, зачастую речь пойдет об очень незначительных изменениях. Они касаются Кодекса РФ об административных правонарушениях, в него постоянно вносится много правок. Где-то – Налогового кодекса РФ, мы уточняем отдельные его положения. Чуть выше уже упоминался и Гражданский кодекс.

Не так давно я вместе с делегацией был в Чешской республике. Так вот там мы с удивлением обнаружили огромный интерес к процедуре принятия нами изменений в ГК РФ. И чешские коллеги утверждали, что свой ГК они приняли буквально слета. Поэтому местные парламентарии с восхищениями говорили о том, что мы не просто его обсуждаем, а обсуждаем по главам. Потому что быстро приняв свой ГК, они сказали, что понимают – через полгода или год им придется уже вносить в него поправки. При этом нужно отдавать себе отчет, что все это очень непросто. И нам в свое время показалось, что лучше все изначально детально и тщательно прорабатывать, чем спустя очень короткое время начинать править.

- Необходимость постоянных точечных корректив на деле означает недостаточную проработку документа в нижней палате?

- Я не могу сказать, что из Госдумы мы получаем плохие законы, или что они не проработаны.  Да, мы с чем-то не соглашаемся, бывают технические недочеты. Но все-таки уровень законодательной культуры, как и сам законодательный процесс у нас гарантируют принятие достаточно качественных нормативных актов. И если снова обратиться к международному опыту в данной сфере, то вы встретитесь с таким количеством примеров, что убедитесь: у нас в этом смысле все обстоит очень и очень хорошо. Я, по крайней мере, могу совершенно точно судить о том, как работают комитеты Госдумы, которые являются для нас прямыми партнерами в законодательной работе – комитеты Плигина и Крашенинникова. У них очень высокая квалификация и сотрудников аппарата, и того, что они выдают на свои пленарные заседания, и того, что в итоге получаем мы. Я считаю, у нас хорошее взаимодействие.

Очень часто сложности в законодательном процессе возникают, когда концепция закона меняется на стадии второго чтения. Ведь именно в этот момент вносится много поправок, в том числе и с голоса, которые плохо увязывают сам текст закона непосредственно с той поправкой, которая вносится в момент пленарного заседания. Иногда это меняет концепцию закона в целом. Может, тем, кто работает с этим документом несколько месяцев, такие изменения и не кажутся сколько-то существенными. Но мы-то пишем свое заключение, получив закон на стадии концепции, перед первым чтением! А потом получаем закон, принятый в трех чтениях, и пытаемся понять, когда именно произошли столь существенные правки. В этот момент мы высказываем возражения. Иногда они настолько серьезны, что даже отклоняем такие законы, хотя пользуемся этим правом, и это заметно со стороны, намного чаще, чем раньше. То, что мы не злоупотребляем данными полномочиями, подтверждается практикой: все подобные законы, за редким исключением, принимаются согласительной комиссией именно в предложенной нами редакции.

- Это косвенно свидетельствует, что вы лучше всех понимаете законодательство?

- Ни в коем случае. Это как раз подтверждает, что мы находимся с Госдумой в очень конструктивных отношениях, и там люди не поддаются амбициям. Они видят – что-то поменялось, и спокойно предлагают посмотреть на изменения уже после третьего чтения. И очень часто с нами соглашаются. Мы благодарны им. Ведь можно было бы защищать честь мундира и жестко настаивать на том, что именно их редакция документа - единственно верная.
Иногда и мы идем на компромиссы, принимаем закон, понимая, что в нем есть недоработки. Но тогда уже чуть позже готовятся поправки, направляются в Госдуму. И есть примеры, когда эти поправки достаточно быстро рассматриваются, а мы получаем закон в новой редакции.

"Для юристов нет верующих или неверующих"

- Синхронная работа обеих палат парламента бросается в глаза в ходе принятия законопроектов, вызывающих в обществе большой резонанс и даже раскалывающих его на две примерно равные части. Скажем, так называемый закон о защите чувств верующих возмутил атеистов, потребовавших принять аналогичный нормативный акт и защитить уже их чувства от религиозных проявлений определенных конфессий. Одновременно с этим некоторые правоведы усомнились в том, как можно принимать такой документ в государстве, декларирующем себя как светское.

- А где в законе сказано о каких-то конфессиях?

- Не сказано. Но общество, получается, все равно разделили на две большие социальные группы – верующих и атеистов. По крайней мере, так звучит расхожее мнение по данному вопросу.

- Очень легко и, наверное, даже выигрышно придумывать то, чего в законе и в помине нет, а потом с этим бороться. И, к сожалению, очень многие представители СМИ и общественности занимаются ровно этим. Они в отношении какого-то закона создают некий миф, нагромождают гору нелепостей, которых нет в тексте, а потом эти нелепости гневно и с пафосом опровергают. Ровно так получилось и с пресловутой статьей 148 Уголовного кодекса РФ ("Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий" - РАПСИ).

Вы правы, много про это уже написано и сказано, поэтому давайте еще раз обратимся к первоисточникам. Во-первых, было мое выступление на пленарном заседании Совета Федерации, когда мы доложили нашу позицию по данному закону. Было заседание комитета - в открытом режиме, с онлайн-трансляцией и присутствовавшими представителями общественных организаций, которые высказывали свои возражения. Было множество комментариев в прессе. Если же обратиться к юридическим комментариям, то, может, меня опять начнут критиковать, однако советую почитать на сайте Московской патриархии  комментарий ее юридической службы. Он очень грамотный.

- Что можете сказать от себя лично, как юрист?

- Не повторяя многие избитые тезисы, хочу сказать следующее. И начать, может быть, со старой шутки: для юристов нет верующих и неверующих. Просто одни верят в бога, а другие верят в то, что его нет. И какая в таком случае между ними разница? Если вы создадите группу и начнете в ней верить во что-нибудь, если это не человеконенавистническая идеология, если вы не призываете к каким-то насильственным действиям, этот закон станет вас защищать. В нем нет ни слова ни про православных, ни про мусульман, ни про буддистов, ни про иудеев.

Что происходило раньше? О чем говорили еще совсем недавно те же так называемые либерально-настроенные СМИ? Что нет в УК РФ статьи, позволявшей квалифицировать бесчинства, учиненные известной группой граждан и гражданок в Храме Христа Спасителя, а до этого - в Елоховском соборе. И за что именно, в таком случае, судят девушек, устроивших, в моем понимании, безобразие? Получается, нет такой статьи?

- Применялась статья "Хулиганство". С точки зрения уголовного права, это верный подход?

- Для того чтобы ответить на этот вопрос, давайте попытаемся понять, что такое хулиганство. Если упростить до предела, это действия, при совершении которых не имеет значения мотивация. Мы даже обыденным языком говорим: "Действия, совершенные из хулиганских побуждений".

Получается, нам безразлично, почему случилось нечто.  Вот идет по улице мальчик, и вдруг бросает камень в витрину магазина. Мы это квалифицируем как хулиганство.  Нам все равно, почему ему не нравится магазин, или не нравится витрина, или вчера его в этот магазин не пустил охранник, или еще что-то…

В случае же с чувствами верующих мы выделяем специальный состав преступления, где переносим центр тяжести на мотивацию. Мы говорим: "Поступок, совершенный с целью оскорбления". Религиозные чувства…  Говорят, их нельзя пощупать.  А человеческое достоинство можно пощупать? У нас же оно защищается!? Защищается. А, допустим, деловая репутация? Все это закон защищает различными методами, в том числе, и уголовно-правовыми. Так вот, закон говорит, что определенные действия, если они совершены умышленно и с определенными целями, которые закон устанавливает, подлежат уголовной репрессии. Почему? В силу того, что подобного рода явления получили распространение в обществе, и имеют особую общественную опасность. Люди так это оценивают! Большинство граждан ведь возмущены тем, что происходит – когда разрисовывают недостойными надписями стены храмов, рубят иконы, препятствуют совершению религиозных культов. Возьмите уголовное законодательство Германии. Там за то же самое наступает уголовная ответственность, и никого это не смущает. То же самое имеется и в законодательных актах многих других стран Европы.

- То есть здесь важно наличие прямого умысла?

- Именно так: мы не говорим про человека, который идет и по незнанию совершает что-то оскорбительное для верующего человека. Мы говорим именно об умысле оскорбить. Здесь очень важна субъективная сторона. Поэтому вынужден сказать еще раз: мне кажется, что такой закон только защищает общество, в том числе и либеральную его часть, а вовсе не создает дополнительные репрессивные механизмы.

- Что же в таком случае означает понятие "светское государство"?

- Положение Конституции о светском государстве значит следующее: нормы церковного или канонического, как говорят на Западе, права не регулируют традиционные отношения, которые они некогда регулировали. Взять, к примеру, законодательство о браке и семье. Россия – светское государство, поэтому вы не можете пойти в храм, обвенчаться, а потом с таким документом на руках утверждать, что вы состоите в браке. Вы не можете за этим пойти в мечеть или синагогу, вы должны пойти в ЗАГС. Вот это и означает светское государство, что законодательство в данной сфере является светским.

Давайте еще раз вспомним Основной закон. Статья 28 гласит, что мы защищаем право людей на свободу вероисповедания. И 148-я статья УК РФ на самом деле защищает не религиозные чувства, а конституционные права и свободы человека и гражданина. Государство подчеркивает, что уголовное преследование по данной статье возможно лишь в том случае, если доказан умысел. По-моему, это достаточно сильно меняет всю картину. Однако такое объяснение почему-то никто не хочет слышать! Все хотят рассказывать о том, что религиозные чувства нельзя потрогать! Замечу на это, что совесть, например, тоже нельзя потрогать…

- Получается, не будь того-самого выступления Pussy Riot в ХХС, не было бы и этого закона, и столь противоречивой дискуссии.

- И это нормально! Государству, знаете ли, не нужно искусственно придумывать разного рода деликты. Ему следует оперативно реагировать на то, что происходит в обществе. Если такого рода деяния случаются один раз в несколько лет, возможно, специальная уголовная статья и не нужна. Но если инциденты начинают регулярно повторяться, общество болезненно реагирует, возмущается, то деяния приобретают особую общественную опасность. В этот момент требуется адекватная реакция на происходящее.

"Покажите в законе пункт, который не дает некоторым НКО работать!"

 -  Если говорить еще об одном нашумевшем законе – "об иностранных агентах" - общественное мнение таково: на самом деле он нужен, чтобы фактически парализовать работу определенных НКО. Мол, те вместо основной деятельности чтобы только и занимались, что подготовкой отчетности для ведомств-регуляторов и хождением по судебным инстанциям.

- По иронии судьбы, и этот, и предыдущий законы докладывал в Совете Федерации именно я. Скажу такую вещь: российское законодательство о некоммерческих объединениях намного либеральнее многих и многих зарубежных аналогов, в том числе и законов США. И ответственность по нашему закону куда более мягкая. Раньше мы ставили вопрос так: возможно ли в принципе иностранное финансирование деятельности НКО? Сегодня мы говорим: получайте, но только заявите об этом! Разве это как-то ограничивает деятельность таких структур? Заложенное в идеологии закона ограничение гласит, что данные организации не должны заниматься политической деятельностью. И мне представляется, что все с таким подходом согласны. Найдите мне хоть одно государство в мире, которое говорит, что финансируемым из-за рубежа организациям можно заниматься политической деятельностью и влиять на политические процессы в стране.  Нет таких государств!

Генеральный прокурор Юрий Чайка выступал на заключительном заседании палаты весенней сессии. Он привел множество примеров того, что проведенные прокурорские проверки не носили массовый характер. Проверили в итоге десятые доли процента всех существующих организаций. И как раз те, что получают активную финансовую поддержку из США, и чью деятельность можно рассматривать как политическую. Что в этом странного? И я вновь обращаюсь к критикам: покажите в законе пункт, который не дает даже таким  НКО действовать!?

Как только Генеральная прокуратура РФ сформулирует свои предложения по новым поправкам в данный закон, я обещаю провести в СФ очень широкий круглый стол. Сделаем его открытым для представителей СМИ, самих НКО, научного сообщества. Сядем и обсудим все эти поправки. Если вы скажете, что какие-то поправки из уже принятого законодательства мешают вам, ну, давайте и их обсудим, и, может, также выйдем с предложениями что-то поменять.

Едва мы начинаем обсуждать любые резонансные проблемы юридическим языком, как только поворачиваемся от мифов к тексту закона, многие вопросы исчезают сами собой. На одну минуту вернусь к так называемому закону о защите религиозных чувств. На заседании нашего комитета было эмоциональное, и даже пафосное, выступление представителя одной общественной организации, который возмущался и говорил, что данный документ ограничивает чьи-то права. Я задал ему вопрос: "Скажите, у вас к диспозиции статьи УК есть замечания?" Он не нашел что ответить. Мы дали время, предложили подумать, сформулировать спорную диспозицию как-то иначе.

- И что он в итоге ответил?

- То, что без этой статьи уголовного закона вообще можно обойтись. И что получилось? Общество после безобразий в ХХС обратило внимание, что специальных норм для таких случаев нет, и поэтому по статье "Хулиганство" за это судить нельзя. Но когда появляется специальный состав, который делает акцент на субъективную сторону, представители либеральных кругов начинают говорить, что без всего этого можно обходиться. Где здесь логика?

- С законодательством об "иностранных агентах" получается та же история?

-  Именно так. Мы, повторюсь, широко обсудим все эти поправки в законодательство об НКО. И если люди потрудятся показать мне статью, норму, которая некоторым подобных организациям мешает свободно действовать в России, мы рассмотрим такую статью или норму на предмет возможных изменений. Правда, когда ты переходишь с людьми на такой язык, они, как правило, теряют интерес к общению с тобой. Ведь приходится обсуждать именно нормы закона, а не то, что вы по поводу этих норм придумали или слышали где-то и от кого-то. Ведь даже у меня на комитете некоторые люди обсуждают не положения закона, принятого Государственной думой, а то, что по этому поводу пишут в газетах. Но мне на комитете не интересно, что пишут в газетах! Мне нужно принять решение о конкретном законе. Поэтому будьте добры, если у вас из прессы появилась какая-то информация, рационально ее оценивайте и научитесь формулировать свои замечания и возражения по поводу определенных норм. Самое главное – будьте конкретны!

 

Отсюда


Личка закрыта! Все вопросы - на форум. Спасибо за понимание.

Impossible is not a fact. It's an opinion. Impossible is not a declaration. It's a dare. Impossible is temporary. Impossible is nothing.